Зверские поправки. Что изменит новый закон об обращении с животными?

В самом конце 2018 года в России приняли новый закон об ответственном обращении с животными. Он запрещает держать диких животных в домашних условиях, а также усыплять животных без оснований и выбрасывать их на улицу. Также должна быть существенно ограничена деятельность контактных зоопарков. Журналист Ирина Меркулова проверила, что происходит с животными во дворах Хамовников, и узнала, что думают о новом законе специалисты — ветеринар и зоозащитник.

Почти везде в Хамовниках лазы в подвалы заколочены, но на снегу у подъездов то и дело встречаются следы кошачьих лап. В одном из переулков мое внимание привлекает самодельная будка с круглым окошком. Она находится на пустыре за забором.

Рядом на дереве и на вентиляционной шахте — два одинаковых объявления в канцелярских пакетах: «Статья 245. Жестокое обращение с животными. Наказание от 6 месяцев до 2 лет. Статья 117. Истязание. Наказание от 3 до 7 лет».

Видимо, так жители попытались обеспечить хоть какую-то безопасность обитателю будки. Оказавшись за забором, я по щиколотку погружаюсь в снег, на котором вытоптаны маленькие тропинки от будки до вентиляции, куда животное ходит погреться. На треск пакетика с кормом никто не появляется.

Во дворах между Комсомольским проспектом и Фрунзенской набережной я наконец встречаю кота — пушистого, черного, с золотыми глазами. Он смотрит на меня недоверчиво и убегает. Обойдя дом, я нахожу открытое окно в подвал и еще одного — белого с рыжими пятнами — кота, который сосредоточенно ест из розовой миски.

— Его зовут Рыжик, — говорит мне стоящая рядом женщина. У нее в руках пакетик сухого корма и пластиковый контейнер с водой. Людмила регулярно помогает бездомным животным.

Она борется за то, чтобы в Хамовниках размуровывали подвалы. Правда, пока ей удалось добиться этого только в своем доме. В соседнем жители воспротивились, и за год там в заточении погибли шесть кошек.


В декабре 2018 года Госдума и Совет Федерации приняли, а затем президент России Владимир Путин подписал закон «Об ответственном обращении с животными» (хотя внесен в Госдуму он был еще 8 лет назад), который запрещает держать диких животных в домашних условиях, избавляться от животных любыми способами кроме передачи новому владельцу или приюту, а также усыплять их без медицинских показаний. Нельзя выгуливать собак опасных пород без намордника, запрещаются бои животных, а также «использование животных в культурно-зрелищной деятельности, основной целью которой является контакт зрителя с животным».

Многие пункты закона, впрочем, будет сложно применить на практике. Так, без чипирования факт избавления от домашнего животного сложно доказать, ведь соседи и знакомые вряд ли согласятся быть свидетелями на суде. Не вполне ясно прописано в законе, что будет с контактными зоопарками и животными, чья жизнь состоит из бесконечного ряда рук взрослых и детей.


Каждый день в три часа дня Людмила выходит во двор покормить Рыжика.

— Я ни одного дня не пропускаю, ношу еду и воду, оставляю сухой корм. Здесь у него какой-никакой дом, а приюты уже все переполнены. Я, конечно, за стерилизацию. Вот два дня назад возила одного из своих подобранных котов на операцию. Если мы находим кошек, то, конечно, сразу стараемся брать на передержку, искать хозяев, в крайнем случае — приют.

Ее дочь, Анна Тукацинская, основала в Истринском районе «Лесной приют», место передержки для бездомных животных. Сейчас там находится почти 200 собак. «Если собака социализирована и в прошлом домашняя, то стараемся не выпускать. Некоторых собак берут, хотя кошек чаще. Приют держится на частных пожертвованиях, большая часть которых уходит на лечение. Волонтеры в приюте меня радуют: неожиданно, что почти все — молодежь, хотя я почему-то думала, что молодежи не до этого», — говорит Людмила.

«Лесной приют» выиграл тендер на программу ОСВВ (отлов-стерилизация-вакцинация-выпуск) на вторую половину 2018 года и 2019 год.

Работники приюта успели чипировать 265 собак, но деньги от администрации Истринского района перестали приходить с сентября. Там объясняют, что денег пока нет и просят подождать конца декабря.

Вадим Шигапов, фото автора

Если одна только программа ОСВВ вызывает у властей финансовые трудности, то распределение отловленных на улице животных на передержки в приюты с возможностью карантина и вовсе кажется утопией. Так считает и Вадим Шигапов, работающий в Хамовниках ветеринарный врач общего профиля:

— Я проходил учебную практику в приюте для бездомных животных и знаю эту тему изнутри: приюты всегда переполнены. В этом смысле закон глупый, ведь они не смогут все это осуществить без специально выделенного бюджета. Пока все приюты поддерживаются не столько государством, сколько спонсорами.

В одних только Хамовниках нам [в ветклинику] приносят бездомных кошек чуть ли не через день. Здесь полно бездомных животных, люди как-то их подкармливают, иногда берут к себе. Я считаю, что это лучше, чем приют, где они никому не нужны и не получают должного ухода. В приюте животные находятся в вольерах, в каждом по 40 или 80 животных. За какие-то копейки, за жилье нанимают рабочих — они не ветеринары, не специалисты и работают соответственно.

Животное нельзя помещать в общий вольер без прививки, это животное заразит весь приют. В таком случае нужна целая система. Если нашли собаку или кошку, то животное, во-первых, должно поступать в инфекционный стационар на срок от 1 до 10 дней, проходить обследование по вирусно-инфекционным заболеваниям. Должна быть какая-то этапность перед поступлением в приют, а для нее нужны деньги, большая площадь, какие-то реформы.

Шигапов считает, что планы по приютам государством выполнены не будут, и предлагает делать акцент на ОСВВ как на «самом гуманном и наиболее легко осуществимом методе».

Плюс нового закона в том, что он полностью защищает диких животных — их запрещается содержать в домашних в квартирах и частных домах.

— Содержание дома диких животных негуманно и глупо. Дикое животное все равно не одомашнишь, а в квартирных условиях им некомфортно, они чаще болеют. Как-то мне принесли на прием обезьяну, и ее хозяйка со слезами поведала, что у них дома ремонт, и обезьяна съела несколько пятисантиметровых болтов. Я сделал рентген, внутри болтов не было. Я понял, что она эти болты себе в защечные мешки засунула, рукой я их вытащил, но будь они в желудке, пришлось бы делать полостную операцию. В общем это негуманно, да и люди ведь на специальных курсов курсы для общения с дикими животными не ходят, — рассказывает Шигапов.

Например, закон может помочь мини-пигам, спрос на которых резко вырос еще летом — из-за года свиньи. Их используют как забавный и актуальный аксессуар для зимней фотосессии — инстаграмы пестрят яркими фото с маленьким поросенком на фоне елки, кто-то предлагает своего мини-пига в аренду для таких фотосессий (график поросенка расписан на недели вперед) и просто как необычного домашнего зверя. Большая часть приобретенных зверей по окончании актуального сезона может оказаться на улицах, в приютах и на бойнях.

Еще одним позитивным моментом закона Шигапов считает обязательный намордник для собак определенных пород: «Во-первых, это защита. К нам приходит много хозяев с мелкими породами собак, которых на прогулке покусали крупные собаки. Люди не понимают, что во время выгула не смогут проконтролировать животное, у него инстинкт – собака побежит в любом случае».

У одного из домов я заговариваю с местной жительницей Юлией. Ее собаку мелкой породы покусал золотистый ретривер.

— Поскольку это были наши соседи, мы никуда не заявляли, тем более ему нужно было делать ряд уколов после зашивания раны. Соседи помогли мне с уколами, чтобы лишний раз не возить пса в ветеринарку. Наказание в целом нормальное (до 6 лет уголовной ответственности — прим.авт), хотя можно было бы и просто ввести огромные штрафы.

Доволен новым законом и активист «Альянса защитников животных» Юрий Корецких. Прошлой весной во время подготовки закона зоозащитники ходили в комитет Госдумы по экологии и «вместе с депутатами пытались заложить в закон основные тезисы».

Корецких заочно спорит с ветеринаром Шигаповым: по мнению зоозащитника, закон и не подразумевает распределение в приюты всех животных.

— В законе прописана программа ОСВВ, поэтому животные приюты пополнять практически не будут. В приютах будут оставаться животные преувеличенной агрессии, больные, которых нельзя выпустить назад. Но подавляющее большинство животных, которых отловят с улицы, после вакцинации и стерилизации будут выпущены назад, и нагрузки на приюты большой не будет. Закон вполне реальный по всем направлениям, я не вижу в нем ничего утопического.

Сложнее ситуация с контактными зоопарками. Что с ними будет, пока непонятно. В пункте 4-м статьи 15-й закона говорится: «Осуществление деятельности, предусматривающей использование животных в культурно-зрелищных целях, основной целью которой является предоставление зрителям или посетителям физического контакта с животными, не допускается». Но уже следующий пункт гласит: «В случае организации мероприятий, которые предусматривают физический контакт зрителей или посетителей с животными, такие мероприятия осуществляются при условии наличия в местах их проведения недоступной для людей зоны с укрытиями, куда животным должен быть обеспечен постоянный беспрепятственный доступ». То есть разовые «контактные шоу с животными» разрешены. А если они будут проходить каждый день? Некоторые СМИ интерпретировали закон как запрет на контактные законы в торговых центрах.

Зоозащитник Корецких настаивает, что в законе «четко прописан запрет на виды деятельности, подразумевающие физический контакт с животными, и все цирки, зоопарки, зоосады и любые другие заведения, использующие животных в культурно-развлекательных целях, должны будут получить лицензию».

«По тексту закона я вижу, что, независимо от места, заведения, в которых основной упор сделан на контакт с животными, должны быть запрещены. Поэтому я думаю, что контактные зоопарки как явление должны сойти на нет», — говорит активист «Альянса защитников животных».

Корецких признает, что пока требования к получению лицензии не разработаны — это должно в своих подзаконных актах в течение 180 дней сделать правительство. Но тем не менее зоозащитник не сомневается — контактные зоопарки будут запрещены.

Никак не поможет новый закон только Рыжику и другим котам, живущим в подвалах домов — про них в нем нет ни слова. Но Анна Фельдман из отряда «Котоспас» все же приветствует закон. «Самый полезный его пункт — это определение жестокого обращения с животными. Оно хорошо и грамотно написано, там есть фраза “действия, которые привели или могут привести к смерти или увечью, в том числе истязание голодом и жаждой”. Именно это можно отнести к замурованным кошкам», — говорит Фельдман.

Правда, пока нет подзаконных актов, непонятно, какими именно будут штрафы за нарушение закона. На стадии регистрации — и новые нормы эксплуатации Минстроя.

Пока основной документ, помогающий «Котоспасу», —  это распоряжение заместителя мэра Москвы Петра Бирюкова, где он просит «обеспечить беспрепятственный вход мелких домашних животных в подвальные помещения жилого и нежилого фонда через слуховые окна и продухи».

По словам Фельдман, многие коммунальные службы принимают ее во внимание. Но общее собрание собственников жилья обладает большой юридической силой, и если жители против продухов, то никакое распоряжение не в силах помочь.

текст: Ирина Меркулова, фото автора

Зверские поправки. Что изменит новый закон об обращении с животными?: 1 комментарий

  1. Закон г. Москвы от 6 ноября 2002 г. N 56 «Об организации местного самоуправления в городе Москве» (с изменениями и дополнениями)
    «Статья 8. Вопросы местного значения муниципального образования
    1. К вопросам местного значения муниципального округа относятся:
    21) взаимодействие с органами жилищного самоуправления;»
    На основании п.21 ч.1 ст.8 Закона Совет депутатов вправе направить в адрес общих собраний собственников жилых домов в Хамовниках (которые как раз должны проводиться в первом квартале каждого года в соответствии с Жилищным кодексом РФ) упомянутое в статье распоряжение заместителя Мэра Москвы снабдив его рекомендациями Совета по гуманному обращению с братьями нашими меньшими.
    Свою роль здесь может сыграть и Совет общественных советников главы управы района Хамовники, который инициировал подготовку и проведение фестиваля «Московское долголетие в Хамовниках», а теперь уже в этом месяце может провести новое заседание и инициировать выполнение в Хамовниках закона об ответственном обращении с животными. И здесь сразу станет наглядно видно что в душе и на сердце каждого советника и их общего руководителя. А по результатам этого Совет депутатов сможет направить свои рекомендации общим собраниям жильцов о том, кого стоит, а кого не стоит избирать в качестве общественного советника от каждого дома.
    «О величии страны и нравственном состоянии её народа судят по тому, как в ней относятся к животным.» Махатма Ганди (Индийский политик; 2 октября 1869 г. — 30 января 1948 г.).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *