Бензоколонка имени Пушкина. Как музей изобразительных искусств переносит заправку ФСО под окна жилого дома

ГМИИ имени Пушкина уже больше десяти лет пытается приступить к реализации масштабного проекта своего бывшего директора Ирины Антоновой — Музейного городка. Главное препятствие на пути его создания — историческая бензоколонка на Волхонке, где заправляются машины ФСО. После вмешательства Путина ее решили перенести на Кремлевскую набережную, разрушив стену, относящуюся к усадьбе Зотова, памятнику архитектуры XVIII-XIX века. Если градозащитники беспокоятся о судьбе АЗС и усадьбы, то жители дома №1/9 по Кремлевской набережной утверждают, что нарушены сразу несколько нормативов, прописанных в российском законодательстве. Евгения Ручкина выяснила, как ГМИИ имени Пушкина переносил бензоколонку под окна жилых домов и что угрожает их жителям, а Илья Азар поговорил с руководителями Пушкинского музея, которые предлагают жителям продавать квартиры. 


«Один, два, три, — торопливо считает своими шагами расстояние от площадки, где поставят заправку, до дома №1/9 строение 9 по Кремлевской набережной его жительница Алла Лаишевская. «Тринадцать! — наконец громко объявляет она. — Примерно столько метров будет отделять наш дом от заправки, которая уже через два месяца, насколько нам известно, окажется перед нашими окнами».

Площадка, где планируют разместить бензоколонку ФСО, дом №1/9 строение 9 — розовый

По нормам пожарной безопасности, от заправки до окон жилых домов должно быть не менее 25 метров. «Если заправка загорится, то пожарная машина не сможет нормально подъехать, ведь останется только узкий проезд. Да и вообще заправку, думаю, нереально потушить”, — говорит Лаишевская.


Бензоколонку переносят под окна Лаишевской из-за проекта Музейного квартала на Волхонке, который с 2006 года продвигает экс-директор Пушкинского музея Ирина Антонова. Первую концепцию Музейного квартала в 2008 году разработал известный британский архитектор Норман Фостер. Как рассказал МОХ бывший сотрудник музея, к реализации проекта Фостера так и не приступили, потому что он «противоречил окружающей застройке». В частности ради концертного зала (т.н. «пятилистника») хотели АЗС хотели вообще снести, а это одна из старейших бензоколонок Москвы, выявленный памятник культурного наследия. «Прогрессивная общественность возмутилась, и проект не прошел согласования», — рассказывает сотрудник музея.

«Пятилистник», который Фостер хотел построить на месте заправки

В 2013 году Фостер вышел из проекта, а Антонова покинула пост директора ГМИИ имени Пушкина, став его президентом. Новым директором музея назначили арт-директора «Манежа» Марину Лошак. От создания музейного квартала Пушкинский не отказался, и в 2014 году был проведен конкурс, в котором победил проект «Ризосфера» компании «Меганом» (ее руководитель Юрий Григорян стал главным архитектором ГМИИ). «Он победил с радикальной концепцией сохранения всего, включая автозаправку, которую решил накрыть стеклянным колпаком и сделать информационным павильоном», — рассказывает сотрудник музея.

Культурный памятник сохранен — все довольны? Только не Федеральная служба охраны (ФСО). Ей же нужно где-то заправлять свои автомобили, причем обязательно в непосредственной близости от Кремля. Мэрия Москвы такой участок нашла на Кремлевской набережной рядом с жилыми домами около Большого каменного моста.

Юрий Григорян. Фото РБК

«Москомархитектура по [нашему] запросу осматривала ближайшие участки, это много лет длилось, после чего нам город и предложил это место», — объясняет МОХ главный архитектор ГМИИ имени Пушкина Юрий Григорян.

— А другой участок нельзя найти?

— Его просто не существует.


Участок этот, вот незадача, был зоной «с особыми условиями и ограничениями использования земельных участков» (согласно распоряжению Департамента городского имущества за март 2015 года), потому что широкую проезжую часть от жилых домов отделяла крепкая стена, оставшаяся после сноса части усадьбы Зотова-Алябьева XIX века. К ней и сейчас относятся строения 8, 9 и 10 дома №1/9 по Кремлевской набережной. Это памятник культурного наследия федерального значения.

Кроме того, на этом участке около Большого Каменного моста еще в допетровские времена была воздвигнута Всехсвяткая башня, соединявшая крепостные стены Белого города, которые частично сохранились под землей. В 1997 году Правительство Москвы утвердило особый статус земель, прилегающих к Кремлю, и территории, занятые наиболее древними постройками, охраняются для поддержания целостности исторического ландшафта.  

Главное здание усадьбы Зотова-Алябьева

В июле 2015 года ДГИ отдает земельный участок Пушкинскому музею в связи с обращением экс-замминистра культуры Григория Пирумова, который недавно получил 3 года колонии по «делу реставраторов». Правда, сделано это было под уставные цели, а в уставе музея про бензоколонки речь не идет. «Процедура была соблюдена, — говорит руководитель общественного движения “Архнадзор” Рустам Рахматуллин. — Но это не было сделано научно корректно, во-первых. А во-вторых, здесь есть законодательная тонкость — определение территории памятников отнесенных к реестру культурного наследия раньше 2002 года никак законом не регулируется”. 

Если мэрия Москвы, ФСО и Пушкинский музей вместе что-то решили, то вряд ли можно им помешать. Так, волшебным образом в январе 2016 года приказом №16 Министерства культуры “О включении выявленных объектов культурного наследия» был отменен приказ Росохранкультуры от 28.12.2010 года №464 о границе и использование участка усадьбы Зотова и установлены иные его границы. Под приказом стоит фамилия того же Пирумова. «Минкульт уточнил состав ансамбля федерального значения, внеся в него все строения усадьбы, одновременно сократив территорию памятника, чтобы перенести в границы владения режимную АЗС с Волхонки», — говорится в «Красной книге» Архнадзора. 

«Поражает легкость, с какой без проведения историко-культурной и технической экспертиз Минкульт изменил границы охранной зоны объекта культурного наследия федерального значения и согласовал планы капитального строительства на выделенной территории», — говорилось в письме инициативной группы жителей премьеру Медведеву.


Нарушение границ памятника культурного наследия — это полбеды. «[Выбранный участок входит в] водоохранную зону, и размещение заправок тут не очень по закону», — признает бывший сотрудник музея. Из-за этого, а может, из-за того, что предложенный Григоряном вариант с сохранением самого строения заправки не устраивал и саму Антонову, ведь в нем не было места для концертного зала, где можно с помпой проводить фестиваль «Декабрьские вечера», дело снова затухло.

Однако 20 марта 2017 года Антоновой исполнилось 95 лет, с чем ее по телефону поздравил президент Путин. Она ведь всегда его поддерживала — подписала письмо в поддержку его политики в Чечне в 2000 году и коллективное обращение деятелей культуры в поддержку присоединения Крыма в 2014 году. «Антонова, конечно, ему напомнила про концертный зал, а он, разумеется, подключил Кремль, ФСО, и все началось по-новой», — говорит экс-сотрудник Пушкинского.

Раз Путин сказал, надо делать. В 2017 году снесли стену особняка, спилили деревья, выкопали кусты. «Мы пытались забаррикадировать им проезд, —вспоминает Лаишевская. — Рабочие и представитель Пушкинского музея, как у него на бейдже было написано, нам в ответ угрожали, что снесут шлагбаум».

Cнесенная в 2017 году стена усадьбы Зотова-Алябьева

Тот же представитель Пушкинского музея после сноса стены предъявил оформленное в августе 2015 года право на землю, из которого люди и узнали, что здесь поставят бензоколонку. Тогда жители еще не понимали, что речь про историческую заправку с Волхонки, хотя ФСО на Кремлевской набережной обустроилась задолго до возникновения планов по переносу заправки. Сейчас их хозяйственные помещения, расположенные рядом с мостом, огорожены высоким металлическим забором. 


Жители утверждают, что размещать бензоколонку там, где это планируется, нельзя, так как это противоречит нормам пожарной безопасности. Бензоколонка будет стоять на расстоянии меньше 25 обязательных для огнеопасных объектов метров от жилых и общественных строений. Наземные объекты АЗС могут быть размещены не более чем на 30% площади участка под застройку, прописано в статье 71, (табл.15) от 22.07.2008 №123-ФЗ «Технического регламента о требованиях пожарной безопасности». Кроме того радиус санитарно-защитной зоны должен составлять 50 метров, указано в постановлении 7.1.12 СанПиН. Водоохранная зона Москвы-реки составляет 200 метров.

Жители дома №1/9 стр.9 по Кремлевской набережной наглядно показали на схеме, как бензоколонка заходит на противопожарную зону окружающих жилых домов

«Возможны выбросы автомобильных газов, которые зависят от интенсивности работы заправки, — говорит Алексей Гусенков, зампред правления Российской экологической независимой экспертизы. — Там должны соблюдаться очень жесткие требования. Если расстояние санитарно-защитной зоны действительно меньше 50 метров, то перенос заправки не разрешат» 

«Автозаправку планируется поставить фактически во дворе жилого дома. На это никто из инициаторов этого предложения не обратил внимание. Это достаточные основания для поиска другого решения«, — говорит Рахматуллин из «Архнадзора».

«Грубо попираются действующие законодательство и нормативы, ставится род угрозу наше здоровье и жизнь», — писали жители дома 1/9 по Кремлевской набережной Медведеву. Они жаловались во все возможные инстанции, но никаких результатов их усилия не принесли. 


Даже Пушкинский музей до недавнего времени игнорировал как обращения жителей, так и вопросы журналистов (например, проигнорировав запросы «Новой газеты» при подготовке заметки о переносе АЗС весной 2018 года). Наконец, в конце марта 2019 года Антонова сказала: «Уже принято решение, колонка переносится».

— Просто жители недовольны, что к ним во двор [заправку] переносят, — говорила Антоновой журналистка.

— Я не знаю, дорогая. Я приложила достаточно усилий, чтобы довести это дело до конца, а дальше они должны решать. Это же дело Москвы, — отвечала президент ГМИИ.

— А вы не знаете, с жителями общались на этот счет? — не сдавалась журналистка.

— Я даже не знаю, о каких жителях вы говорите, — ответила Антонова, и разговор закончился.

фото РИА «Новости»

Антонову проблемы людей, по мнению бывшего сотрудника Пушкинского музея, не интересуют в принципе. «[Проект «Музейный квартал»] — это лебединая песня Ирины Александровны. Но для риторики Лошак это будет тяжелое испытание, ведь она про людей, и достаточно искренне«, — считает он.


Нынешний директор ГМИИ Марина Лошак заявила МОХ, что музей «делает все по закону». «Само историческое здание заправки можно оставить и сделать в нем билетные кассы или что-то еще, но на территории музея заправлять машины нельзя. Мы вынуждены переносить заправку туда, куда нам сказали в мэрии. Вариант с переносом на набережную показался нам оптимальным«, — говорит она. 

Лошак и Григорян признают, что жители двора, куда переносят бензоколонку ФСО, могут быть недовольны, но ничем им помочь не могут (да и не хотят).

Марина Лошак, фото газеты «Селедка»

Лошак, которая когда-то называла себя «античиновником», утверждает, что «понимает проблемы жителей», и «если город сможет выделить музею другое место», то она с удовольствием перенесет заправку туда. Претензии жителей, что заправка нарушает и СанПин, и нормы пожарной безопасности, и водоохранную зону, она отвергает: «Сомневаюсь, что там может быть что-то не соответствующее закону, потому что мы дуем на воду».

— Жителям надо в Москомархитектуру сделать запрос, и им ответят, как это считалось и как согласовали, там есть санзоны какие-то. Но это же не криминал какой-то, все [разрешения] получены. Никакой опасности [для людей] нет, тем более что баки с горючим безопасные, они у дороги, и до их дома расстояние больше, чем нормативное. А в павильоне заправляется десять машин в день. Но им почему-то не нравится! — рассуждает в беседе с МОХ главный архитектор Григорян.

— А вам бы понравилось получить бензоколонку под окна?

Я знаю американское законодательство, и если бы все было сделано по нормам, я бы не стал высказываться, а продал бы квартиру и переехал. Если нарушение, то нельзя. Но «нравится — не нравится» — это не категория в градостроительстве, город — это общее тело. Справедливости ради — это вообще не двор дома, а участок другого дома, которого уже нет. Все согласовано по нормам, никаких нарушений там нет, проект планировки выполнен. Чего тут протестовать?

С ним согласен и заслуженный архитектор России Сергей Ткаченко, который раньше работал над планом переноса кремлевской АЗС. «Отступать от воды надо тогда, когда нет набережных. А здесь работают совершенно другие нормативы», заявил Ткаченко «Москве-24». По его словам, от заправки до жилых домов расстояния «не слишком большие, но это нормально».

«Мы с жителями на одной стороне и я готова действовать, чтобы решить проблему с заправкой так, чтобы были соблюдены интересы всех сторон«, — говорит Лошак в конце разговора, но что именно будет делать не говорит, а на дальнейшие вопросы отправляет к архитектору Григоряну.


Сейчас перед домом проводятся изыскательные мероприятия, обследованные места помечены колышками, двор обнесен забором, земля усыпана белой каменной крошкой, оставшейся от снесенной стены. В марте сюда приезжали рабочие бурить скважины для цистерн с бензином, но местные жители атаку отбили.

Алла Лаишевская

Вид строений дома №1/9 по Кремлевской набережной, расположенных напротив Кремля, где в 1913–1917 годах здесь жил Борис Пастернак, производит удручающее впечатление. В одном из флигелей усадьбы раньше был кинотеатр, сейчас здание закрыто сеткой. «Нашему дому (строение 9, флигель усадьбы 1812 года) требуется реставрация. А когда начнут устанавливать заправку от вибраций точно пострадает штукатурка, из стен уже вываливаются кирпичи, — возмущается Лаишевская. — Нам в столичной администрации отвечают, что мол денег на ремонт дома не хватает». При этом на «реставрацию и приспособление» бензоколонки выделено из разных источников 220 миллионов рулей, включая бюджетные инвестиции. 


Заправка, стоящая пока на Волхонке, выглядит так, будто бы перестала функционировать еще в прошлом веке. Сохранились предупреждающие знаки давних лет “Не курить!”, отсутствуют элементы современного декора, внутри помещения нет сотрудников. Однако каждый день бензин заливают в представительские машины ФСО с мигалками. Водители в солидных костюмах пробивают специальные талоны для подача бензина. Полицейские бдительно следят за порядком около заправки.

По словам секретаря московского отделения DoCoMoMo Николая Васильева, перенесенная АЗС «рискует стать новоделом», так как «утрачивается подземная часть и все связанное с местоположением, формой и ландшафтом исторического участка».

Активисты движения «Архнадзор» полагают, что перенос бензоколонки осуществят через пару месяцев.»Архнадзор» беспокоят не только проблемы жителей домов на Кремлевской набережной, но и судьба культурных памятников — как усадьбы, так и бензоколонки. «Мы с самого начала занимаемся проблемой Пушкинского музея на все окрестные усадьбы, — говорит Рахматуллин. — Мы резко возражали против проекта Фостера, а концепцию Григоряна приветствовали прежде всего за отказ от сносов. Там предполагался павильон из легких конструкций над заправкой, поэтому ее перенос мы воспринимаем как отклонение от концепции. Выбор места нам представляется неудачным, потому что памятник перевозится на территорию другого памятника, усадьбы восходящей к XVII веку. Перенос объектов культурного наследия допускается в исключительных случаях, а здесь оснований для переноса недостаточно. Это только желание Пушкинского музея расчистить себе площадку».


Недавно Лаишевской намекнули, что повлиять на происходящее можно только в ближайшее время и только через первых лиц страны. Архитектор Григорян через МОХ невольно дал жителям совет: «Если будет очень сильная буча, то ее скорее всего оставят на месте, но для музея это будет очень плохо».

текст: Евгения Ручкина, Илья Азар

Бензоколонка имени Пушкина. Как музей изобразительных искусств переносит заправку ФСО под окна жилого дома: 2 комментария

  1. Как житель дома 1/9 стр 9 на Кремлевской набережной, я благодарю за вашу публикацию! Жаль, что в России и в Москве граждане, как и памятники культуры этой страны, мало что значат для Правительства этой самой страны. И я от души желаю всем виновникам этой ситуации испытать на себе то, что испытывают люди, которых выживают из их дома.

  2. Да, архитектор мог слышать, что Совет депутатов принял Решение от 18 января 2018 г. № 1/2 «Положение о проведении Общерайонного Собрания жителей муниципального округа Хамовники по вопросам местного значения и другим общественно значимым для жителей района вопросам депутатов» И поэтому у архитектора возможно есть основание полагать, что по этому вопросу может быть со дня на день проведено Общерайонное Собрание, которое и поставит точку в этом вопросе !
    «18 — душа человека иногда более скажет, нежели семь наблюдателей, сидящих на высоком месте для наблюдения»
    Глава 37 Книга Премудрости Иисуса, сына Сирахова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *