«Дистанционка сблизила учителей и детей». Что изменил коронавирус в школах

Пандемия коронавируса ударила по образовательным учреждениям в самый ответственный момент — в конце академического года, когда на носу были экзамены и ЕГЭ. Специально к началу нового учебного года Артем Александров поговорил со школьниками преподавателями из программы «Учитель для России», которая два года отправляет профессионалов в региональные школы. Учителя рассказали, как они справлялись с нестандартной ситуацией и чему она их научила.


Один из руководителей программы «Учитель для России» Александра Гришина рассказывает, что на разные школы решение перевести обучение в онлайн режим повлияло по-разному. 

— С одной стороны, с переходом на дистанционное обучение разрыв между образовательными возможностями детей в центре и регионах усилился еще больше. — говорит она. — Теперь сам доступ к занятиям определяли наличие или отсутствие техники — ноутбука или смартфона, а далеко не у всех детей в малых городах и селах России есть техника или стабильный интернет. С другой стороны, в отдельных случаях охват детей удалось увеличить, потому что теперь уроки приходили к детям прямо домой.

По словам Гришиной, онлайн-работа у их учителей привела к разным результатам: у кого-то это была история успеха, кому-то было сложно преодолевать трудности, неожиданно обрушившиеся как на учеников, так и на учителей. Корреспондент МОХ поговорил с тремя учителями, которые рассказали о том, как они пережили учебу в период эпидемии.


Вера Шаманская

Вера Шаманская. Фото: «Учитель для России»

— Став участником программы «Учитель для России», я переехала в Калужскую область. Снимаю тут квартиру с учительницей из моего набора, — рассказывает Вера Шаманская. — Это мой первый год работы учителем. Я — педагог-организатор в поселке Ферзиково. Основная деятельность — развитие метанавыков у детей: внимательности, концентрации, общения. Мне кажется, это важно, но этому в школе уделяют мало внимания.

Когда случилась пандемия я думала, что сойду с ума. Я не понимала, как работать с детьми и развивать эти навыки через Zoom.

Потом я приспособилась, работала с 5-11 классами, рассказывала им об этике общения в интернете, ведь там своя культура.. Объясняла, почему не надо сидеть в грязной майке и непричесанными, даже если сейчас приходится учиться из дома, или почему не нужно рисовать во время урока на общем экране. Меня, кстати, дети спрашивали почему я не закрою для них экран Zoom, но мне хотелось, чтобы они сами дошли до правильного решения. Иначе нет никакого педагогического смысла.

По словам Шаманской, самой большой трудностью  было отсутствие интернета у некоторых детей. 

— Бывало, например и такое, что в доме пять детей, а компьютер один, а заниматься должны дети в одно и то же время. Это меня удивило — выяснилось, что в 2020 году даже телефоны с выходом в интернет не всем доступны в нашей стране, — продолжает Шаманская. — Когда мы работали в Zoom, то я столкнулась с тем, что многие дети не хотели включать камеры. Работать с черным экраном очень некомфортно, и пришлось объяснять им, что я чувствовала. Каждый день начинался с приветствия, обмена ощущениями, а потом повторяющаяся просьба: «Ребята, включите, пожалуйста, камеры. Мне очень тяжело разговаривать с черным экраном». Некоторые все равно не включали, но шли навстречу — ставили свои фото на аватарки. Это было мило. Мне кажется, что в этом вопросе дистанционка сблизила учителей и детей, ведь все мы оказались в новой страшноватой реальности. Дети увидели, что учителя тоже в растерянности, что они тоже люди.

Шаманская признается, что долгое время все чувствовали неловкость, и только через три недели что-то начало получаться в новых условиях.

— Есть много детей, которым ситуация пошла на пользу. Раньше их в классе могли не услышать, не замечали, а тут все поменялось, — рассказывает учитель. — Также у некоторых детей улучшились оценки. Видимо, дома они почувствовали себя увереннее. Кто-то из учителей говорил, что это потому что дома легче списать, но я, видя своих детей, понимаю, что дело не в этом.  Просто интровертам, например, через Zoom заниматься стало гораздо комфортнее.

По словам Шаманской, многим ее старшим коллегам было очень тяжело, особенно классным руководителям, которые отдавали ей свои классные часы. «Мы на них говорили о разном. Например, в день памяти умерших от ВИЧ я показывала презентацию, для которой очень пригодился прекрасный фильм Юрия Дудя. Дети его знают и любят. Я показывала фильм частями — что-то пришлось вырезать из-за [слишком] свободной лексики. Мне очень понравилась реакция ребят: им было интересно, они задавали вопросы, хотя обычно когда говоришь о таком, у детей срабатывает защитный механизм, и они начинают хихикать. Думаю, это влияние онлайн-формата», — рассказывает Шаманская.

Учительница признается, что больше всего в этот период ей не хватало живого общения с детьми, того обмена эмоциями и энергией, который происходил, когда раньше дети приходили к ней в кабинет.

«Я поначалу отрицала полезность дистанционного обучения — это был стресс. Но теперь понимаю, как много можно взять из этого опыта. Например, есть еще более удаленные школы, там много детей, и при этом проблема с кадрами. Теперь понятно, что можно нанимать учителя в школу на неполный день, и совсем необязательно, чтобы он находился там физически. А еще я рада, что учителям пришлось соприкоснуться с интернет-вселенной, в которой дети проводят большую часть своего времени. Педагоги и ученики не только поняли, как можно использовать полученный опыт для дальнейшего обучения, но и сблизились друг с другом», — уверена Шаманская.


Елизавета Сушинцева

Елизавета Сушинцева. Фото: «Учитель для России»

Елизавета Сушинцева в программе первый год. Она работает учителем английского языка в городе Бутурлиновка в Воронежской области. Она также считает главной проблемой обучения в пандемию отсутствие у всех свободного доступа к интернету.

— В моем классе все было не так страшно, но я знаю о таких, где были один, два или три ребенка, у которых не было либо интернета, либо телефона или компьютера. Были и такие, у кого одно устройство дома было на несколько детей. А еще иногда дети пропадали из-за того, что у них что-то не получалось [настроить], поэтому приходилось им звонить, писать смски. Это тормозило учебный процесс — 10 минут от урока тратилось на сбор, на обучение тому как пользоваться микрофоном и так далее, — говорит она.

По словам Сушинцевой, когда пандемия только началась, каждый учитель справлялся с этим как мог. «Кто-то посылал в общий чат фото из учебников с описанием того, что нужно делать, а дети должны были отправить в ответ фотографии домашней работы. Кто-то вел урок, записывая голосовые сообщения. Первое аудио: «Здравствуйте! Сегодня урок русского». Второе аудио: «Откройте страницу №…», — рассказывает Сушинцева.

Она смогла заранее предсказать и избежать проблем, которые появились при работе онлайн благодаря опыту работы на карантине из-за ОРВИ, когда она проверяла домашнюю работу по фотографиям тетрадей. В ее школе, когда еще не был объявлен карантин, уже поняли, что дело идет к нему, и провели две обучающие встречи по Zoom для учителей. 

— Мне кажется, школа справилась с этим хорошо, — говорит Сушинцева. — Онлайн мне было проще уделять индивидуальное внимание домашней работе, и я давала больше обратной связи ученику. Сложно будет это перенести в оффлайн, но я попытаюсь. Я видела, что для ребят это важно. Также буду стараться чаще давать задания в онлайн, ведь теперь можно придумать что-то креативное и интересное. Отмазка, что это непонятно и страшно, больше уже не работает.


Надежда Смирнова

Надежда Смирнова. Фото: «Учитель для России»

Надежда Смирнова работала учителем истории и обществознания в селе Комсомольское Тамбовской области. По ее словам, во время пандемии для нее «изменилось все».

— Я стала чаще говорить с родителями учеников. Ожил наш чат, который мы когда-то создали, но мало что туда писали до карантина. Я составила там подробные инструкции о том, как мы теперь будем жить в новых условиях. Появился чат учителей, и мы тоже стали больше общаться, — говорит Смирнова. — Раньше когда случался карантин, детям отправляли задания в электронном виде, а потом учителя проверяли его. Сейчас мы проводили уроки онлайн, и мне показалось важным сохранять контакт с детьми в такое тревожное время.

Работу стопорил невысокий уровень технической грамотности как у учеников, так и у родителей и учителей. «Хотя мне регистрация в разных сервисах казалась простым и интуитивным делом, но приходилось высылать подробную инструкцию со скриншотами. — признается педагог. —  При этом мне кажется, что из-за пандемии образовался более тесный контакт с родителями, и это позитивная вещь, ведь в обычной жизни он недостаточен. Я думала о том, чтобы вместе с учениками делать еженедельные рассылки для родителей, в которых мы бы рассказывали, как у нас дела. Держали бы их в курсе школьной жизни. Это важная часть жизни ребенка, и лучше, когда родители имеют о ней представление.

Смирнова уверена, что пандемия позволила ей развиться как учителю. «Мне приходилось сокращать программу так, чтобы не терялся смысл, хотя до карантина я была человеком, строго соблюдающим формат. Я увидела, что в какой-то момент я уже перегружаю детей. Еще один важный аспект, что я наглядно показала ученикам, что учителя — тоже люди, как и их одноклассники, что можно говорить о своих страхах,  можно рассказывать о том, как дела и показывать домашних животных в окошке Zoom. Всем было страшно из-за постоянных новостей о том, что столько-то людей умерло от вируса, но мы друг друга поддерживали», — говорит педагог.


Ученики

Особенно тяжело в этом году пришлось выпускникам. Какое-то время было непонятно, будет ли вообще в 2020 году проходить единый государственный экзамен (ЕГЭ) или его перенесут. Не было ясности и со вступительными экзаменами в вузы. Вера Шаманская спросила у своих учеников-выпускников, как на их подготовку к ЕГЭ повлияла пандемия. Один из них — Илья — так рассказал о своем опыте: «Для меня готовиться стало сложнее. В школе подготовка шла более продуктивно, учителя смотрели, как мы справляемся, и если что-то не получалось, то сразу могли разобрать задание. На дистанционном обучении я все время на что-то отвлекался, и это мешало. В школе есть контроль, и я не смогу сделать вид, что не слышу учителя, а на дистанционном обучении, находясь в зоне комфорта, я иногда так делал. В итоге могу сказать, что мне дистанционка далась сложновато».

По словам другой выпускницы, Анны, ей так же мешала более расслабленная обстановка дома. «Дистанционка расслабляет, ведь у нас в целом система такая, что ты привыкаешь, что тебя все время контролируют, пугают, что не удастся сдать [экзамен]. Чтобы заниматься на дистанционке, нужны хороший самоконтроль и концентрация. У меня были с этим проблемы: мне хотелось делать, что угодно — рисовать, читать, но только не готовиться. Но был и один большой плюс: не нужно отвлекаться на другие предметы, нас почти не трогали, я могла заниматься только тем, что хотела сдавать, — рассказывает Анна. — Еще трудно, потому что отсутствовал соревновательный эффект. Я не видела, как другие готовятся, какие результаты у них, и не могла стремиться быть лучше кого-то. Думаю, легко было только тем, у кого была реальная цель, а если ты просто хочешь поступить хоть куда-то и не можешь нормально себя мотивировать, то [готовиться к экзамену в таком режиме] очень сложно».

текст: Артем Александров

«Дистанционка сблизила учителей и детей». Что изменил коронавирус в школах: 1 комментарий

  1. На сайте Храма Святителя Николая Мирликийского появилось объявление о том, что: «Воскресная школа при храме святителя Николая в Хамовниках объявляет набор воспитанников — детей с 6 до 15 лет на 2020/21 учебный год. Открыта предварительная запись на собеседование, которое состоится 13 сентября 2020 года в здании Воскресной школы». Естественной задачей депутатов Совета депутатов муниципального округа Хамовники является посещение этой школы с целью узнать как в ней будет организован образовательный процесс для детей. Вот состав Комиссии по информированию граждан, культуре и спорту Совета депутатов муниципального округа Хамовники в городе Москве.
    Председатель комиссии
    1. Азар Илья Вильямович
    Члены комиссии
    2. Венедиктов Вадим Аркадьевич
    3. Господарик Николай Юрьевич
    4. Грязнова Анна Михайловна
    5. Мелькумов Александр Александрович.
    Посетив воскресную школу депутаты смогут проинформировать жителей района об образовательном процессе в этой школе с учетом требований современной противоэпидемиологической ситуации в Москве. И разместить материал об этом в муниципальной газете «Ленивка».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *