Колонка депутата. Как пала «Крепость»

Сразу после разгона протестной акции «Он нам не царь» на Пушкинской площади депутат МО Хамовники Александр Нахимсон отправился в районный отдел МВД, чтобы помочь доставленным туда задержанным. В своей колонке Нахимсон рассказывает, как ему удалось прорваться внутрь, несмотря на объявленный план «Крепость», и как глубокой ночью полицейские через переводчика допрашивали «американского шпиона».

5 мая, полиция и «космонавты» при поддержке ряженых московских казаков с нагайками (им, как оказалось, мэрия выделила 16 миллионов наших денег), мужиков и теток из НОДа и вертолета штурмом овладели памятником Пушкину, который, впрочем, никто и не захватывал. В результате «сражений» было «взято в плен» около 600, в основном, случайных молодых людей, по дурости своей считавших, что у нас в стране работает Конституция.

Узнав, что 19 человек, в том числе муниципального депутата из Академического района Левона Смирнова, нескольких несовершеннолетних и одного иностранца, доставили в наш районный отдел МВД, мы — депутаты района Хамовники Татьяна Касимова, Андрей Воронков, Илья Азар и я — приехали к нему. 

На мой взгляд, защита прав граждан в нашем районе — одна из основных задач депутатов, поэтому мы и раньше приезжали в районный отдел полиции к задержанным, например, после акции протеста 7 октября, в день рождения Путина.

Как и тогда, очень вежливый и разговорчивый капитан полиции, охранявший вход в отделение, 5 мая отказывался нас пускать. Как и тогда, он ссылался на план «Крепость» (а это между прочим, «сбор личного состава, привлекаемого к пресечению захвата собственных объектов органов внутренних дел и внутренних войск, пресечение преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства») и отсутствие начальства.

Представьте себе эту “Крепость”. Внутри 19 человек из “пятой колонны”, со всех сторон на стены лезут хипстеры и ботаники с ”фэйсбуками” и ”телеграмами” наперевес, у входа канючат родственники и зловредные депутаты, а начальства нет! Некому дать отпор! И так каждый раз!

Начальник отдела МВД по Хамовникам г-н Артемов, кстати, вообще не любит ввязываться в перебранки. «Воевать» надо с комфортом. Мы, депутаты, еще в феврале готовились к его ежегодному отчету (который он обязан представить нам по закону), собирали вопросы жителей, но за день до рассмотрения, г-н Артемов устроил отчет перед «своей» аудиторией, а прийти к нам не может найти времени уже более трех месяцев. Перед предыдущим советом депутатов (в основном из “Единой России”), г-н Артемов таких «стратегических» фортелей не выкручивал.

Больше полутора часов мы ждали у дверей «Крепости». Задержанный депутат Смирнов требовал пустить внутрь Илью Азара как своего защитника (представителя), разрешенные по закону три часа прошли уже не только с момента задержания, но и с момента «доставления в отдел», уже даже выпустили пару девушек, но «Крепость» держалась. Наконец, к нам вышел какой-то человек в гражданском (как оказалось, это заместитель г-на Артемова Цыганко, который весь вечер депутатов называл исключительно “противозащитниками”) и сказал, что пройти могут все депутаты. Потом кто-то с погонами бросил на ходу, чтобы не пускали никого, но к этому времени Азар уже протиснулся внутрь.

Пала «Крепость» неожиданно легко: еще через 20 минут приехал известный правозащитник и член Общественного совета при ГУВД Москвы Андрей Бабушкин, и оказалось, что все можно!

И ничего страшного, если депутаты будут внутри и проконсультируют задержанных. И не страшно, если появится один на всех адвокат. Тем более, что, если не считать легкого бардака, все было, по большей части, почти законно. Ну списывали пятнадцать полицейских друг у друга протоколы; ну провели несовершеннолетние в участке не три положенных часа, а семь; ну задерживала всех «туристическая полиция», а рапорты писали обычные полицейские. Но в целом, и ребята, и девчонки в полиции были, по большей части, доброжелательны, и сидеть было где и не было дурацких придирок.

Но почему нельзя было пустить нас сразу? Власть показать? Запутать людей? Но ведь у каждого был телефон, и советы многие получали из десятка мест сразу.

К 23 часам освободили всех кроме американца – преподавателя английского в языковой школе в Москве. Тут началась полная фантасмагория.

До этого мы долго ждали переводчика из посольства США, но там, вероятно, работают такие же чиновники, как у нас. Они то ехали, то не ехали, то опять ехали. В результате заявили, что Россия сократила штат их посольства больше, чем на 300 человек, поэтому ехать некому (как же знакомо!), и пусть Натаниэль – так звали американца – подождет рабочего дня.

К полуночи, как тень отца Гамлета, появились и переводчик из милиции, который знал язык немного лучше меня, но с дипломом, и загадочный человек без документов, в желтой футболке Polo, о котором человек пять уже почти знакомых полицейских сообщили мне под большим секретом, что он «из конторы». Американец все это время спокойно что-то читал и смотрел на все с любопытством.

На допрос (его деликатно называли опросом) в маленькую комнату, помимо Натаниэля, меня, переводчика и человека «из конторы» набились двое понятых, пара симпатичных, но строгих девушек-полицейских и трое мужиков-полицейских.

Все выглядело так, что поймали разведчика («А вдруг он шпион?» — ответил депутату Азару один из полицейских на вопрос о том, зачем американцу сдавать перед «опросом» телефон) или, по крайней мере, представителя Госдепа с печеньками. Где-то вдалеке для человека из ФСБ мерцали, пока еще тускло, новые звездочки на погоны.

Вопросы для молодого человека, невовремя поехавшего погулять в центр Москвы и не знающего русского языка, следовали один за другим: «Служили ли вы или ваши родственники в государственных организациях США – ЦРУ, Госдеп, ФБР?; Знаете ли Вы кто такой Навальный?; Проводили ли Вы частные уроки с детьми? Знали ли Вы где работают их родители? Бывали ли Вы у них дома? Проводили ли Вы уроки с госслужащими России? Знаете ли Вы, что было написано на плакате у человека перед Вами? Ваш дядя, говорите, служил в полиции в Орегоне? А сейчас служит?». И так далее. Ответы в протокол заносились только те, которые нравились «желтому» человеку, и переделывались так, чтобы оставалась двусмысленность.

К двум часам ночи после дактилоскопии мы-таки вышли с Натаниэлем из отдела, он — еще и с повесткой в суд. Под теплым ночным дождиком его дожидалась русская девушка Юля, которая простояла у входа в «Крепость» девять часов.

Доброго пути, ребята. Ждем вас и других иностранных гостей на чемпионате мира по футболу.

автор текста: муниципальный депутат района Хамовники Александр Нахимсон

фото: Илья Азар и сайт «ОВД-инфо»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *