Орган карательной психиатрии на Пречистенке: Институт имени Сербского

В самом конце XIX века в Хамовниках открыли специальную больницу для содержания душевнобольных арестантов. С 1922 года и до сих пор она называется Институт судебно-психиатрической экспертизы имени Сербского. В сталинские годы институт превратился в орган политических репрессий и занимался карательной психиатрией. Позже именно здесь диссидентам ставили диагноз «вялотекущая шизофрения». Арен Ванян из Международного Мемориала рассказывает историю Института имени Сербского.


Серия материалов о сталинском терроре в Хамовниках подготовлена в рамках проекта «Это прямо здесь» Международного Мемориала

Приемный покой для душевнобольных

В августе 1899 года во дворе Пречистенского полицейского дома открылся Центральный полицейский приемный покой для душевнобольных: специальное учреждение для психиатрической экспертизы и содержания душевнобольных арестантов.

В учреждении работали психологические лаборатории, читались лекции и проводились практические занятия для студентов Московского университета. Медицинский персонал состоял из заведующего, старшего ординатора, трех врачей и больничной прислуги. Значительные пособия на содержание учреждения выделялись Дамским благотворительным обществом.

Центральный приемный покой для душевнобольных. 1913. Вид со Штатного (Кропоткинского) переулка. В советское время над старым корпусом будет надстроен еще один этаж. Фото: Альбом зданий, принадлежащих Московскому городскому общественному управлению. М., 1913

После революции учреждение несколько лет работало как обычная городская психиатрическая больница.

Штат увеличился с 24 до 87 человек, но ухудшились бытовые условия и выросла смертность: за первый квартал 1920 года из 179 человек 20 умерло от туберкулеза и истощения.

Экспериментальное научное учреждение

В 1919–1921 годах советские психиатры инициировали дискуссии о внедрении психиатрической экспертизы в тюрьмах.

Политически надежным врачам-психиатрам разрешили вести в тюрьмах амбулаторный прием, осматривать заключенных, отбирать тех из них, у кого обнаружены признаки психических болезней, и направлять в специальные психиатрические отделения при тюремных больницах. 

В 1921 году подобным психиатрическим отделением стала Пречистенская психиатрическая лечебница. В 1922 году ее переименовали в Институт судебно-психиатрической экспертизы. С этого года и по сегодняшний день учреждение носит имя российского психиатра Владимира Петровича Сербского (1858–1917) — одного из основоположников судебной психиатрии в России.

Вла­ди­мир Сербский (1858–1917) — российский пси­хи­атр. С 1900 заведующий ка­фед­рой пси­хи­ат­рии Московского университета. Раз­ра­бо­тал основные по­ло­же­ния и прин­ци­пы су­деб­ной пси­хо­па­то­ло­гии.

Институт имени Сербского на Пречистенке принимал всех арестованных больных, направленных судебно-следственными органами Москвы, Московской губернии и губерний, не имевших специальных больниц. Профессиональные врачи руководили лечебной частью деятельности института, а административная часть подчинялась Главному управлению мест заключения ОГПУ. 

К концу 1925 года административный штат института состоял из 25 служащих, в том числе 16 младших надзирателей, 3 старших надзирателей, старшины команды, конторщицы, делопроизводителя, помощника начальника, музыканта и курьера.

При институте действовал музей «с произведениями душевнобольных преступников, орудиями для нападения и самоубийства» и прочими экспонатами.

Институт судебно-психиатрической экспертизы имени В. П. Сербского, 1920-е гг. Внутренний двор. На левой стороне фотографии — старый корпус института с достроенным третьим этажом. Фото: retromap.ru

Орган политических репрессий

В сталинские годы административные полномочия института значительно расширились: учреждение получило всесоюзный статус вместо городского. Но одновременно резко ограничили научную свободу сотрудников, а само заведение стало закрытым от общественности и других медицинских учреждений, чего не было в 1920-е годы. Научно-исследовательский институт, который занимался проблемами современной судебной психиатрии, превращался в исполнительный орган для политических репрессий.

Цецилия Фейнберг  директор института с 1930 по 1950 год. Фото: Википедия

В 1938 году в Институте имени Сербского появилось специальное отделение для арестантов, которые проходили по политической 58-й статье: «контрреволюционная деятельность», «антисоветская агитация», «антисоветское настроение», «профашистские взгляды» и иные распространенные политические обвинения конца 1930-х — начала 1940-х годов. 

В этом отделении проходила судебно-психиатрическая экспертиза арестованных. После экспертизы составлялся акт с перечислением присутствовавших, содержанием обвинения, историей болезни арестованного, его текущим самочувствием, диагнозом (как правило, шизофрения) и заключением (принудительное лечение).

На основе экспертизы следователи составляли постановление о невменяемости обвиняемого, а затем дело передавалось на рассмотрение суда. Суд окончательно утверждал принудительное лечение в психиатрической больнице.

После этого арестованного забирали из тюрьмы, в которой он находился во время следствия, и перенаправляли в психиатрическую больницу — без определенного срока пребывания, без вообще какого-либо понимания, что его ожидает и какое лечение ему предстоит.

Самой известной из них была Казанская тюремная психиатрическая больница. 

Акт судебно-психиатрической экспертизы Института имени Сербского тех лет. Во время экспертизы присутствовали не только психиатры, но и следователь, поскольку арестованный обвинялся по политической 58 статье (конкретно в этом случае «в проведении антисоветской агитации»). Обвиняемому определили диагноз шизофрения и принудительное лечение в психиатрической больнице. Фото: архив общества «Мемориал«

В тюремных психиатрических больницах заключенных помещали в камеры со строгим режимом. Вентиляций в камерах не было. Качество пищи было отвратительным. Лечение состояло в основном из электрошоковой терапии и даже «камзола» (смирительной рубашки). В сталинское время известными пациентами Института имени Сербского и заключенными Казанской тюремной психиатрической больницы были Александр Гойхбарг (1947–1955) и Порфирий Иванов (1951–1953).

Центр психиатрической экспертизы диссидентов

Смерть Сталина, осуждение культа личности и массовых репрессий не прекратили практику карательной психиатрии против политических заключенных.

Более того, в 1960-е принудительное психиатрическое лечение снова стало частой формой подавления инакомыслия. Никите Хрущеву, инициатору многообещающего ХХ-го съезда, приписывают знаменитую фразу: «Против социализма может выступать только сумасшедший».

Большинство советских диссидентов с 1960-х по 1980-е годы направляли на психиатрическую экспертизу в Институт имени Сербского. Первый известный пациент института — генерал-майор Петр Григоренко, публично критиковавший партию. В 1964 году его признали невменяемым и отправили в Ленинградскую специальную психиатрическую больницу.

Под надзором комиссии из Института имени Сербского также проходили психиатрическую экспертизу участники участники «Демонстрации семерых» — знаменитой акции советских диссидентов на Красной площади против ввода советских войск в Чехословакию в августе 1968 года.

Институт Сербского. Маленькая палата Четвертого отделения — второе окно слева на втором этаже, 1984 год© В. Давыдов Фото

Диссидентам, обследованным в Институте имени Сербского, выставлялся диагноз «вялотекущая шизофрения» — особая разновидность шизофрении, протекающей в мягкой форме.

Этот диагноз был распространен в судебной психиатрии социалистических стран. Ответственность за его внедрение и частое использование несли печально знаменитые советские психиатры: Андрей Снежневский (директор Института психиатрии АМН СССР с 1962 по 1987 год) и Даниил Лунц (заведующий 4-м отделением Института имени Сербского, куда направлялись политические заключенные). Они лично руководили судебно-психиатрическими экспертизами и подписывали решения о невменяемости многих советских диссидентов: Петра Григоренко, Жореса Медведева, Владимира Буковского и других.

Даниил Лунц (1912-1977) читает лекцию офицерам МГБ, 1940-е годы. Фото: http://psyandneuro.ru/rubriki/istorija-psihiatrii/vjalotekushhie-repressii/

Наши дни  

Система советской карательной психиатрии была ликвидирована только в 1988 году. Из Уголовного кодекса РСФСР изъяли статьи 70 и 190, по которым антисоветская пропаганда и клевета на советский строй рассматривались как социально опасная деятельность. Началось массовое снятие с психиатрического учета сотен тысяч людей. Специальные психиатрические больницы перешли в ведение Минздрава, многие были уничтожены.

В начале 1990-х годов директор Центра имени Сербского Татьяна Дмитриева публично извинилась за использование психиатрии в политических репрессиях в Советском Союзе.

В палатах центра, где раньше содержались политзаключенные и диссиденты, теперь находились люди, страдающие алкогольной или наркотической зависимостями.

НИИ судебной психиатрии имени В.П. Сербского в конце 1970-х. Архив общества «Мемориал»

Но сегодня Центр имени Сербского снова обретает печальную советскую славу. Полковник Юрий Буданов, обвиненный в похищении, изнасиловании и убийстве 18-летней чеченской девушки, в 2002 году был признан экспертизой центра имени Сербского невменяемым в момент совершения преступления. Решение было принято по очевидным политическим мотивам, и на его основании суд мог освободить полковника из-под стражи.

Экспертизу по Буданову возглавляла Тамара Печерникова, которая ранее, в советское время, в течение двух десятков лет делала экспертизы советских диссидентов, в том числе — участников «Демонстрации семерых».

Кроме того, комиссией центра был признан невменяемым участник «болотного дела» Михаил Косенко. В 2013 году на основании экспертизы его перевели в психиатрическую больницу на принудительное стационарное лечение.

Более подробную информацию, как работала Пречистенская тюремная больница в дореволюционные и в первые советские годы, можно найти на сайте «Это прямо здесь«.

Автор: Арен Ванян, Международный Мемориал

Другие материалы:

С Пречистенки на Лубянку: история Еврейского антифашистского комитета

Орган карательной психиатрии на Пречистенке: Институт имени Сербского: 5 комментариев

  1. «Любовники, безумцы и поэты
    Из одного воображенья слиты!..
    Тот зрит бесов, каких и в аде нет
    (Безумец, то есть); сей равно безумный,
    Любовник страстный, видит, очарован,
    Елены красоту в цыганке смуглой.
    Поэта око, в светлом исступленье,
    Круговращаясь, блещет и скользит
    На землю с неба, на небо с земли –
    И, лишь создаст воображенье виды
    Существ неведомых, поэта жезл
    Их претворяет в лица и дает
    Теням воздушным местность и названье!..
    Вильям Шекспир (William Shakespeare) перевод Тютчева: «Сон в летнюю ночь» (1594 ).
    Советом депутатов принято Решение от 20 сентября 2018 г. № 18/28
    «Об установке опоры двойного назначения в квартале №470 района Хамовники». В Приложении № 1 к этому Решению говорится, что: «Освоено новое воздушное пространство без согласований и разрешительной документации». В связи с этим в п.3 Решения предлагается: «Обратить внимание органов прокуратуры и строительного надзора на то, что … сама опора сдается в субаренду с целью извлечения выгоды».
    И соответственно принято решение направить это Решение «с требованием принять меры по срочному демонтажу объекта» в Прокуратуру города Москвы, Прокуратуру ЦАО, ГУП «Моссвет», Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ, Мосгосстройнадзор, Департамент ЖКХ города Москвы, Префектуру ЦАО, управу Хамовники !!!
    Действительно, пусть все знают …
    А в п.5 Решения указывается, что: «Контроль за выполнением настоящего решения возложить на депутатов Совета депутатов муниципального округа Хамовники».

  2. Кстати в решениях Совета депутатов начиная с Очередного заседание Совета депутатов от 20 июня 2019 года, появился интересный раздел, который называется — «Разное». И в этом разделе указывается только наименование решения Совета, а сам текст решения не приводится. И это очень правильно и своевременно, потому что содержание этих решений может вызывать вопросы не только у юристов, но и у специалистов других профессий, а не публикуя содержание можно обсуждать любые вопросы и принимать самые смелые решения не привлекая к ним внимания.
    Вот например 17 октября 2019 г. в раздел «Разное» попало Решение:
    «О рассмотрении жалобы жителей Комсомольский 38/16 и 3-я Фрунзенская 18 на действия депутата Алифанова А.В.» (Вопрос внесен депутатом Алифановым А.В.)Протокольное решение.
    «В наше время даже порядочный человек — если, конечно, он этого не афиширует, — может приобрести хорошую репутацию».
    (Карл Краус (нем. Karl Kraus, 28 апреля 1874, Йичин, тогда Австро-Венгрия, ныне Чехия — 12 июня 1936, Вена, Австрия) — австрийский писатель)

  3. Во-первых, преступники тоде бывают сумасшедшими. Так что появление института им. Сербского закономерно.
    Во-вторых, такие деятели, как Синявский, или педофмл Буковский, или пресеоаамятная Валерия Ильинична — вполне законные пациенты. В том смысле, что реально психически ненормальные люди. То, что они оказались и диссидентами — это просто так совпало. Не будь Новодворская так открыто антисоветски настроена — так и померла бы в палате для безнадежных шизофреников.

  4. 30 октября в России отмечается День памяти жертв политических репрессий.
    Официально этот день был учрежден постановлением Верховного Совета РСФСР от 18 октября 1991 года «Об установлении Дня памяти жертв политических репрессий». Однако на официальном сайте муниципального округа Хамовники об этом нет ни слова. И это вполне закономерно если посмотреть решения Совета депутатов. Вот например на последнем очередном заседании Совет принимает Решение от 17 октября 2019 г. № 15/9
    «О ситуации связанной с открытием ресторана по адресу: г.Москва, Хамовнический вал, дом 2» и в п.1 этого Решения говорится: «В связи с информацией жителей … обратиться в Прокуратуру Центрального административного округа города Москвы» (вот так с большой буквы, хотя даже на сайте городской прокуратуры все окружные прокуратуры пишутся не с заглавной, а со строчной буквы потому что есть правила русского языка). Или вот еще одно Решение от 17 октября 2019 г. № 15/10 «О депутатском запросе в связи с ответом Филиала ФГБУ «ФКП Росреестра» по Москве №11-5991/2019 от 9 сентября 2019 года об объекте капитального строительства по адресу: ул. Ефремова, 9А». В этом решении Совет депутатов решил обратиться в Департамент региональной безопасности и противодействия коррупции города Москвы (п.3 Решения). И такие решения стали нормой для Совета депутатов. Вот и в упомянутом в предыдущем комментарии Решении от 20 сентября 2018 г. № 18/28 «Об установке опоры двойного назначения в квартале №470 района Хамовники» Совет депутатов обращается в Следственный отдел СК по району Хамовники по ЦАО ГСУ СК РФ по г. Москве.
    Депутаты почему то забываю уроки истории о том, что репрессии проще начать чем потом остановить …
    И вот первый звоночек — Решение от 17 октября 2019 г. «О рассмотрении жалобы жителей Комсомольский 38/16 и 3-я Фрунзенская 18 на действия депутата Алифанова А.В.». Не удивлюсь если подобные жалобы последуют в дальнейшем и в отношении других депутатов, а там глядишь и до судебных процессов дойдет. Ведь депутаты за два года сами своими решениями приучили жителей без колебаний обращаться с требованиями привлекать к суровой ответственности по любому поводу подчас даже весьма незначительному.
    Может быть депутатам стоит заняться другими важными для района делами ?! Вот например ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 09.03.2016 г. № 67-ФЗ дополнил Закон Российской Федерации от 18 октября 1991 года N 1761-I «О реабилитации жертв политических репрессий» статьей 18-1 следующего содержания:
    «Статья 18-1.
    органы местного самоуправления в рамках своей компетенции в
    соответствии с законодательством Российской Федерации вправе
    осуществлять меры по увековечению памяти жертв политических
    репрессий и поддерживать деятельность организаций и граждан,
    направленную на увековечение памяти жертв политических репрессий, в
    частности деятельность по выявлению и благоустройству мест
    захоронений жертв массовых репрессий, выявлению архивных документов
    по истории политических репрессий, созданию и пополнению музейных
    экспозиций.».
    Однако пока что на сайте муниципального округа Хамовники размещено объявление (19 октября) о том, что: «Совет депутатов, администрация МО Хамовники и Музей Москвы приглашают всех желающих принять участие в мастер-классе «Киноколлаж и аппликация». Посетители фестиваля смогут попробовать сделать свой монтаж, используя кинокадры из фильмов 1920-х годов. По всем вопросам обращаться в Администрацию муниципального округа Хамовники …».
    Вот у меня и возник вопрос — а может депутатам посмотреть фильмы 1930-х и 1940-х годов ?
    «На собранье целый день сидела…» Ольга Берггольц (1910-1975)
    «На собранье целый день сидела —
    то голосовала, то лгала…
    Как я от тоски не поседела?
    Как я от стыда не померла?..»
    1948 — 1949

  5. Тема продолжается. Совет депутатов принял Решение от 14 ноября 2019 г. № 16/20 «Об обращении в Следственный комитет». В п.1 Решения говорится о том чтобы «Признать обращение депутатов МО Хамовники (приложение) депутатским запросом в Главное следственное управление Следственного комитета по городу Москве». На самом деле это подразделение называется так — «Главное следственное управление Следственного комитета Российской Федерации по городу Москве». А в приложении к Решению указано — «В Следственное управление Следственного комитета Российской Федерации по ЦАО г.Москвы». На самом деле это подразделение называется так — «Следственное управление по Центральному административному округу г.Москвы». В приложении сделана ссылка на Решение от 19 сентября 2019 г. № 14/13 «О депутатском запросе в связи с действиями, бездействием управляющей компании». Это приложение было адресовано Прокурору г.Москвы.
    Под приложением адресованным «В Следственное управление Следственного комитета Российской Федерации по ЦАО г.Москвы» написано: «С уважением, депутаты Совета депутатов муниципального округа Хамовники».
    А в п.2 Решения от 14 ноября 2019 г. № 16/20 указано: «Направить копию настоящего решения в Аппарат Мэра и Правительства Москвы».
    Почему-то мне вспомнилась песня Владимира Высоцкого «Письмо в Редакцию», которая заканчивается следующими словами:
    «С уваженьем. Дата, подпись… Отвечайте нам, а то,
    Если вы не отзоветесь мы напишем в «Спортлото».
    Написано в 1977 году, но актуальности как видим совершенно не потеряло …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *