Министерство нападения. Как жители Хамовников сражаются за свою землю с ведомством Шойгу

Примерно три года назад, когда здание Минобороны на Фрунзенской набережной реконструировали, вокруг прилегающей территории установили забор. Теперь военное ведомство хочет размежевать землю якобы в рамках существующей схемы. Местные жители уверены, что министерство на самом деле хочет узаконить самозахват территории. Артем Александров побывал на шумных публичных слушаниях по корректировке проекта межевания.


Минобороны считает территорию, лежащую внутри ограждения, фактически своей и с помощью корректировки проекта межевания части 452-го квартала, хочет сделать ее таковой юридически. Однако, жители прилегающих домов № 6 и 8 по 1-й Фрунзенской улице и № 15, 17, 19, 21/10 по Комсомольскому проспекту (452-й квартал) опасаются, что, если проект будет одобрен, они не смогут использовать и внутридворовые проезды.

16 января Совет депутатов округа Хамовники своим решением поддержал недовольных проектом жителей.

Проект корректировки был признан нецелесообразным и противоречащим градостроительному и земельному кодексу.

Депутаты считают, что проект нарушает 21 статью Устава Москвы, по которой земельные участки, расположенные в границах территорий общего пользования, занятые проездами и автомобильными дорогами, не подлежат отчуждению. Депутаты Хамовников приняли решение обратиться в прокуратуру в связи с «признаками легализации присвоения» Министерством обороны земельных участков, находящихся в собственности Москвы.

Вечером 21 января, в школе №1253 прошли публичные слушания по корректировке проекта межевания.

Они вызвали ажиотаж: очередь в актовый зал, где проходило мероприятие, растянулась на два лестничных пролета.

Многим в ней казалось, что власти специально затягивают таким образом мероприятие, в надежде его саботировать или хотя бы уменьшить число участников. Однако уходить никто не стал — все смиренно дождались своей очереди. Слушания посетили более двухсот человек, и хотя многие пришедшие опасались, что Минобороны нагонит на слушания солдат, чтобы они голосовали «как надо», этого не произошло.

Было непонятно, пускают ли тех, кто не прописан на обсуждаемой территории, но корреспондент МОХ прошел в актовый зал, не показывая документы. На сцене сидели три человека: представитель Минобороны Марина Чернявская, Алексей Ветров из управы района и представляющий Москомархитектуру Андрей Набоко.

Чернявская подошла к двум картам, которые проектор «повесил» на стену позади нее и рассказала, что корректировка проекта межевания затрагивает только те земли, которые якобы и так находятся в федеральной собственности, потому что принадлежат Министерству обороны.

По словам представителя ведомства, изменения касаются только небольшого участка улично-дорожной сети, в основном у Фрунзенской набережной.

Слушатели стали подходить к сцене, брать в руки микрофон и по очереди задавать вопросы. Постепенно они из ироничных превращались в озлобленные, а атмосфера в актовом зале все более и более накалялась. Когда Чернявская попыталась объяснить почему, согласно карте, межевание затронет сквер за домом №18 по Фрунзенской набережной, хотя, по тексту проекта, этого не должно произойти, ее слова потонули в волне едкого смеха и аплодисментов.

Больше всего внимания уделили шлагбаумам на внутридворовых проездах. Четыре года назад, столкнувшись с невозможностью припарковать рядом с домом свои автомобили из-за большого количества приезжающих из других частей города людей, жители 1-й Фрунзенской улицы и Комсомольского проспекта огородили три проезда.

Это решило проблему, но теперь жители поняли, что огороженные шлагбаумом проезды — удобный маршрут до пропускных пунктов министерства.

Одна из выступающих обратила внимание на то, что в проекте межевания сказано о некой придомовой территории, которую предлагается «обременить сервитутом для прохода и проезда личного транспорта». Представитель Минобороны (Набоко и Ветров почти все время сидели молча) заявила, что главное, что сервитут не обозначен на схеме, а то, что написано в тексте проекта — это неважно. Такой ответ вызвал еще один взрыв смеха и аплодисментов.

— Вот смотрите, — говорил один из жителей, показывая на карты с помощью лазерной указки, — про эти территории нам когда-то говорили, что они общие-общие. Потом за нашими спинами они стали территориями министерства обороны. Никаких оснований верить вам, что новая территория не будет подарена Минобороны у нас нет. Ведь был осуществлен захват территории. У нас есть официальные ответы от Генпрокуратуры и военной прокуратуры о том, что строительство начали без соответствующего разрешения и проекта, прошедшего экспертизу. Поэтому несколько построенных Минобороной зданий до сих пор не поставлены на кадастровый учет. Теперь нам предлагают утвердить проект со всеми этими нарушениями, чтобы спасти ответственных от уголовного преступления.

Наиболее ярко выступил молодой мужчина в очках, который рассказал, что живет в доме рядом с поликлиникой Минобороны и из-за реконструкции здания министерства ездить на машине по единственной дороге там стало очень сложно. Молодой человек попросил внести поправки в проект, которые бы позволили изменить эту ситуацию.

В этот момент выяснилось, что протокол слушаний никто не вел и не собирается. На сцену поднялись сразу несколько человек и стали требовать, чтобы протокол все же начали вести. Люди уже просто кричали друг на друга.

«Вы просто хотите провести для галочки слушания, чтобы потом отнять нашу территорию!» — возмущалась пожилая женщина.

В какой-то момент один из жителей призвал собравшихся признать публичные слушания не состоявшимися (из-за отсутствия аудиозаписи, протокола и должного оповещения о слушаниях) написать об этом коллективное письмо в префектуру и управу. Также он предложил, несколько парадоксальным образом, составить протокол мероприятия, но уже без представителей власти, которых он призвал отпустить. Пока те покидали сцену, в их адрес неслись оскорбления.

Потом жители выстроились в очереди, чтобы поставить подпись под двумя предложенными выступавшим документами.

— Существовать рядом с штабом Минобороны невозможно, — рассказывал стоявший в одной из линий житель по имени Алексей. — По ночам мы можем проснуться от вертолета — это военные тренируются высаживаться на крышу своего здания. Или, например, было у меня такое, что приехал в гости друг на машине. Так моей маме сразу позвонили из Минобороны и начали расспрашивать что это за автомобиль не отсюда с чужими номерами.

Когда все присутствующие расписались на двух бумагах, были назначены ответственные за передачу их в окружной совет. После этого жители Хамовников побрели домой.

Текст и фото: Артем Александров

Министерство нападения. Как жители Хамовников сражаются за свою землю с ведомством Шойгу: 4 комментария

  1. Почему слушания оказались недействительными, народ же пришёл и готов был проголосовать?

    1. жители так решили из-за того, что не велся протокол, аудиозапись и не было оповещения положенного по Градкодексу РФ

  2. Полностью согласна со статьей, моя дочь была на собрании, все так же мне пересказала, жители нашего квартала не ожидали такой организации собрания и ведения, многие пришли с работы! Очень жаль, что президиум во главе МО и префектуры не ценят наше время и здоровье, их обман и цинизм привзошел наше ожидание. Ждем следующих слушаний, предлагаю провести в помещении большей площади, вести протокол, видео, оповести заранее на стендах дворов 452 квартала, обзвонить и тд.

  3. Вопросы по тексту статьи.
    В статье говорится: «Слушания посетили более двухсот человек, и хотя многие пришедшие опасались, что Минобороны нагонит на слушания солдат, чтобы они голосовали «как надо», этого не произошло. Было непонятно, пускают ли тех, кто не прописан на обсуждаемой территории, но корреспондент МОХ прошел в актовый зал, не показывая документы».
    Вопрос: У скольких людей из числа посетивших слушания могло быть двойное гражданство или разрешение на постоянное жительство в зарубежных странах, имеющих ядерное оружие ?
    В статье говорится: «Больше всего внимания уделили шлагбаумам на внутридворовых проездах. Четыре года назад, столкнувшись с невозможностью припарковать рядом с домом свои автомобили из-за большого количества приезжающих из других частей города людей, жители 1-й Фрунзенской улицы и Комсомольского проспекта огородили три проезда. Это решило проблему, но теперь жители поняли, что огороженные шлагбаумом проезды — удобный маршрут до пропускных пунктов министерства».
    Вопрос: Если учесть что решения о согласовании установки шлагбаумов должны приниматься Советом депутатов и если они принимались четыре года назад, то как голосовали два депутата, которые были в прошлом составе Совета депутатов и остались в нынешнем составе Совета депутатов муниципального округа Хамовники ??
    В статье говорится: «Наиболее ярко выступил молодой мужчина в очках, который рассказал, что живет в доме рядом с поликлиникой Минобороны и из-за реконструкции здания министерства ездить на машине по единственной дороге там стало очень сложно».
    Вопрос: В каких войсках служил этот молодой мужчина в армии, а если нет, то почему ???
    В статье говорится: «— Существовать рядом с штабом Минобороны невозможно, — рассказывал стоявший в одной из линий житель по имени Алексей. — По ночам мы можем проснуться от вертолета …».
    Вопрос: Какое отношение вертолет имеет к вопросу межевания территории ????

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *