Одним — водка, другим — клетка. Как обращаются с задержанными в отделах полиции в Хамовниках

На акции протеста 21 апреля автозаки в Москве неожиданно для многих остались пустыми, хотя на других митингах в 2021 году задерживали так много людей, что мест в отделах полиции не хватало. Артем Александров поговорил с участниками митингов, которым приходилось бывать в ОМВД Хамовники и ОМВД Лужники, расположенных на территории нашего района, и адвокатами, которые (часто — безуспешно) пытались туда попасть, чтобы помочь людям.


Хотя сама акция протеста 21 апреля, посвященная условиям содержания политика Алексея Навального в тюрьме, прошла мирно, нескольких оппозиционеров задержали еще до нее. Например, бывшего депутата Госдумы Владимира Рыжкова, на которого в ОМВД Хамовники составили протокол по части 2 «митинговой» статьи 20.2 КоАП РФ (организация публичного мероприятия без подачи уведомления).

Владимир Рыжков. Фото «Тайга.инфо»

«Задержали меня за репост новости об акции якобы как организатора, хотя по закону я им не явлюсь», — рассказывает Рыжков. По словам экс-депутата, сотрудники ОМВД обращались с ним корректно. Рыжков в беседе с МОХ называет их «бюрократами, которые пишут бумажки и не обращают на тебя внимания».

— Ко мне пустили адвоката, протокол о задержании составляли при нем. Около 4-5 часов я провел в камере в ОМВД на первом этаже, размером примерно 1,5 метра на 5 метров. Каменный мешок с деревянными нарами и одной лампочкой. В 8 часов вечера меня выпустили под расписку, что я явлюсь в суд, — рассказывает политик. В суде на следующий день его оштрафовали на 20 тысяч рублей.


Другим задержанным далеко не всегда так везет. Активистка Евгения Шеина просидела в той же камере, где несколько часов провел Рыжков, два дня и две ночи.

Ее задержали вечером в субботу (1 августа 2020 года) и оставили до суда в понедельник в камере, несмотря на то, что арестовать ее по закону не могли — у нее несовершеннолетний ребенок. Глава ОМВД Хамовники Сергей Артемов объяснил приехавшему тогда в отдел депутату МО Хамовники Илье Азару, что все понимает, но Шеину отпустить не может. Депутату удалось добиться только того, чтобы активистке дали позвонить домой.

Евгения Шеина в ОМВД Хамовники. Фото из ее Facebook

«После задержания меня завели в какую-то каморку и заставили отдать почти все вещи, включая резинку для волос. Покушались на белье, но я отказалась, и женщина, досматривавшая меня, сжалилась и отступила. Мне дали матрас, подушку, и повели в то, что у них называлось «клеткой»: каморка в четыре квадратных метра, решетка и стекло. Спать положили на небольшой деревянный ящик, на котором даже невысокая я не помещалась. Меня явно жалели: телефон, чтобы позвонить, не дали, но приносили таблетки по первому требованию, не отобрали на день постельные принадлежности. В камерах не было даже стула, и другим задержанным [весь день] пришлось сидеть на узком деревянном ящике, прислонившись к холодной стене. На ночь в отделении не выключался свет»,— рассказывает МОХ об условиях содержания Шеина.

Пока задержанная находилась в ОМВД Хамовники, она наблюдала за внутренней жизнью отделения. «Как-то привели двух драчунов, потом у кого-то украли велосипед. Кто-то написал что-то на стене посольства Бангладеш. Все эти люди приходили и уходили, громко возмущались, ругались с полицейскими. Пришли совсем пьяные алкаши, они почему-то удостоились благосклонного отношения: их поили водкой и накормили моей едой», — вспоминает Шеина.


Муниципального депутата округа Академический Левона Смирнова также доставляли в ОМВД Хамовники после уличной акции. «Меня задержали в 2018 году на митинге «Он вам не царь», — говорит Смирнов. — Полицейские грубо разговаривали и долго не пропускали ни передачу, ни коллег-депутатов. Они поначалу дерзили мне, но, поняв, что я — незапуганный студент или мигрант, перестали».

Левон Смирнов. Фото: М24.ru

Особенно депутата поразил в ОМВД Хамовники туалет. «Он очень грязный и вонючий! Я видел туалет в ОМВД Дорогомилово и в ОМВД Академический, и особенно на фоне последнего, где есть туалетная бумага и все чисто, загаженный туалет Хамовников выглядит особенно плохо», — говорит Смирнов.

На суде, по рассказу муниципального депутата, полицейские из ОМВД Хамовники врали во время дачи показаний, при чем настолько явно, что на апелляции судья изъяла из дела показания одного из них и снизила штраф. Позже Смирнов пришел на отчет начальника ОМВД Хамовники Сергея Артемова перед депутатами района (кстати, в 2019 году отчитаться Артемов так и не пришел, хотя обязан по закону). «Я задал вопрос Артемову про свое задержание, но вместо его ответа на меня стали кричать некоторые присутствовавшие, среди которых очевидно были полицейские в штатском, — рассказывает депутат в интервью МОХ. — Я вступил с ними в дискуссию, попытался объяснить, что мы на акции выходим и за их права тоже, но полицейский, оформлявший на меня протокол спорил со мной и говорил только, что закон — есть закон, и я его нарушил».


На фоне ОМВД Хамовники выделяется ОМВД Лужники. По идее он создан специально для работы со спортивными болельщиками, но в него часто привозят и задержанных на митингах. Фактически это спецотдел, живущий своей жизнью, — например, он не обязан отчитываться перед депутатами района.

Адвокат Василий Кушнир работал в обоих ОМВД района. «Ситуация в этих отделах сейчас отличается от той, что была год-полгода назад. Сейчас к задержанным адвокатов не пускают, сразу вводят план «Крепость», — говорит Кушнир МОХ. — Хотя еще в 2020 году я звонил сотрудникам ОМВД Хамовники на мобильные, и меня сразу пропускали. Все это сейчас уже невозможно».

Василий Кушнир (слева) в суде с Сергеем Удальцовым

Кушнир рассказывает, что в январе 2021 года попал в ОМВД «Лужники» только из-за того, что среди задержанных были несовершеннолетними, которых без родителей допрашивать нельзя.

«Их пустили и меня заодно, а так я бы там, наверное, несколько часов сидел бы. Как-то раз я у ОМВД Лужники был с вечера до глубокой ночи, меня не пускали, людей из ОНК не пускали, еду и воду тоже не принимали», — рассказывает адвокат.

После митинга 31 января 2021 года не пропустили в ОМВД Хамовники к задержанным адвоката ОВД-Инфо Никиту Петреева.

Адвокат Анастасия Саморукова также приезжала к своим доверителям в оба отделения полиции района. «В ОМВД Лужники было хорошо работать при прошлом начальнике, который уже ушел на пенсию. При нем всегда пускали внутрь, было легко находить общий язык с сотрудниками, в частности, с главой отдела по несовершеннолетним, — рассказывает адвокат. — У ОМВД Хамовники была не очень хорошая репутация. Тем не менее, мне удавалось туда проходить к задержанным, но это было еще года два назад. Сейчас все изменилось и там с тобой, например, часто грубо разговаривают».

Сотрудники полиции составляют рапорты. ОМВД Хамовники

Саморуковой в ОМВД Хамовники часто приходится иметь дело с комиссией по несовершеннолетним. Ее ответственного секретаря Светлану Гринину она называет «грубой, агрессивной, непрофессиональной». «Она творит жуткие вещи. Не гнушается подлогом. Как-то раз при рассмотрения дела двух несовершеннолетних, задержанных за агитацию на митинг, комиссия не прикрепила обязательный документ — подтверждение от мэрии о том, что согласованных акций в районе тогда не было. Дело затянулось на полтора года, так как без этого документа его нельзя было рассмотреть, а когда они, наконец, принесли бумагу, сказали, что документ всегда у них был, хотя очевидно, что это была неправда», — рассказывает МОХ Саморукова.


По мнению автора телеграм-канала «Автозак LIVE», освещающего акции протеста и их последствия, Максима Кондратьева, ОМВД Хамовники — отдел «попроще», а вот ОМВД Лужники — гораздо хуже. «Туда не пускают адвокатов и муниципальных депутатов, не разрешают передачи очень часто, — говорит в беседе с МОХ Кондратьев. — Правда, насколько я знаю по рассказам адвокатов, в ОМВД Хамовники плохие камеры — без окон и вентиляции».

По словам автора канала «Автозак LIVE», недопуск защитников и отказ принять передачи — это исключительно прихоть непосредственного руководителя ОМВД.

Максим Кондратьев

Так, депутат МО Хамовники Александр Нахимсон дважды перед митингами привозил в ОМВД Хамовники письмо с требованием разрешить пройти депутатам, которые имеют право проверять соблюдение прав задержанных на территории своего района, но после митинга ни его, ни коллег внутрь не пускают просто так или ссылаясь на пресловутый план «Крепость» (недавно петиция против его необоснованного применения собрала 140 тысяч подписей).

Формально эта самая «Крепость» должна вводиться, когда есть реальная угроза захвата отдела злоумышленниками, к числу которых теперь похоже относят и адвокатов с депутатами.

«План «Крепость» я видел более-менее так, как это должно быть, только один раз, когда дома, на лестничной клетке задержали депутата Илью Азара. Тогда в ОМВД Красносельский приехала Росгвардия, в касках, со щитами, которых поставили у дверей и окон. Все остальное — это преступные приказы и боязнь, при чем не понятно чего — с адвокатами ведь всегда проще в итоге всем», — считает Кондратьев.

Автор: Артем Александров

Одним — водка, другим — клетка. Как обращаются с задержанными в отделах полиции в Хамовниках: 2 комментария

  1. Я — депутат МО Хамовники и регулярно хожу и в ОВД Хамовники и в ОВД Лужники для помощи задержанным. Когда стал носить предупреждающие письма, мне даже показалось, что мы начали находить некие общие точки соприкосновения с г-ном Артемовым С. В. — начальником ОВД «Хамовники». Однако, последний раз 21 апреля — показал, что впечатление было обманчивым. Г- н Артемов так и не понял, что даже странные существующие законы надо соблюдать, а просто приказ был другой, вероятно. 20 апреля я завез письмо о посещении депутатами на следующий день возможных задержанных, а 21 апреля, услышав о задержании В.А. Рыжкова — в прошлом депутата Госдумы и даже вице-спикера — приехал в отдел «Хамовники». Дежурный меня не пустил, ссылаясь на приказ Артемова. Я прождал на проходной часа полтора. За это время в отдел входили любые люди: слесари чинить аппаратуру, люди для подачи заявлений, не очень трезвые люди, сказав дежурному «Привет», девушки наниматься на работу и др. Нельзя было зайти вовнутрь только мне — депутату этого района. Не удостоился я и права поговорить с дежурным офицером. Через полтора часа уезжал Артемов, и я случайно его узнал в маске. Состоялся такой разговор начальника РОВД с депутатом района: Я: «Почему меня не пускают? Я же даже письмо вчера принес,» — Артемов: «Нечего Вам там делать!» — Я: «А почему?» — Артемов: « Я так решил! А ответ на письмо получите в установленный срок». И уехал. Хорошо, что хоть передачу приняли для Владимира Александровича. А то, как в старом анекдоте — могли бы и глазки выколоть. Мне все больше кажется, что у нас в стране очень постепенно и незаметно уже произошел военно-полицейский государственный переворот. Нет такого впечатления?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *