«Жуликов на местном уровне очень много, но рыба гниет с головы». Любовь Соболь — о том, как она собирается стать депутатом Мосгордумы

В сентябре 2019 года в Москве состоятся выборы в городской парламент. Хамовники вместе с районами Арбат и Пресненский входят в избирательный округ №43, который эксперты считают едва ли не самым оппозиционно настроенным в городе. О своем намерении баллотироваться в Мосгордуму по округу №43 объявили бывший глава московского отделения партии «Яблоко» Сергей Митрохин, юрист Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) Любовь Соболь и учредитель благотворительного фонда «Вера» Нюта Федермессер. Сторонники всех трех потенциальных кандидатов уже развернули друг с другом войну в социальных сетях. МОХ намерен максимально подробно освещать избирательную кампанию и начинает с большого интервью Соболь муниципальному депутату МО Хамовники Илье Азару.


— Зачем ты вообще собралась баллотироваться в Мосгордуму?

— Наверное, ты следил за моей деятельностью последние 8 лет: я участвовала в выборах различных уровней. В том числе в Мосгордуму я пробовала избраться в 2014 году, а в Госдуму — в 2016 году. Еще я активно участвовала в избирательных кампаниях Алексея Навального. Я считаю, что выборы — это легальная возможность добиваться изменений в Москве, говорить громче о тех проблемах, которыми мы занимаемся сейчас в ФБК, мобилизовать сторонников и вообще делать то же самое, что я делаю как юрист ФБК, но уже со статусом кандидата в депутаты Мосгордумы.

Здание Мосгордумы. Фото с сайта городского парламента

— Ты сказала сейчас про статус кандидата. То есть в депутаты ты не планируешь попасть?

— Нет, планирую. Я веду настоящую избирательную кампанию, я буду собирать подписи и добиваться регистрации. А если добьюсь, то буду бороться до конца, чтобы победить на этих выборах.

Настроена я серьезно и решительно. У меня есть избирательный штаб, есть несколько десятков волонтеров, которые ежедневно работают, агитируя в избирательном округе. Я встречаюсь с жителями и веду полноценную кампанию, которую должен вести любой кандидат, который рассчитывает на победу.

— В 2014 году ты баллотировалась в Мосгордуму [по округу №32], но сняла свою кандидатуру, не сумев собрать подписи, в 2016 году даже не начала их собирать.

— Эти кампании разные, они обе не закончились попаданием в избирательный бюллетень, но по разным причинам. 2014 год был тяжелым для ведения избирательной кампании. Я помню, как тяжело было тогда убеждать волонтеров участвовать в моей избирательной кампании. При том, что много людей остались после мэрской кампании Алексея Навального 2013 года, но в целом настроения были депрессивные, воодушевления не было.

Навальный сидел под домашним арестом, и были крымские события. Волонтеры мне говорили: “Люба, господи, какие лавочки! У нас страна воюет с соседним государством”.

Но я все равно вела плодотворную избирательную кампанию, и по сравнению с другими кандидатами мы набрали огромное количество подписей, и из-за нашего слишком юридически формального подхода к отбраковке мне не хватило примерно 200 подписей для того, чтобы податься на регистрацию.

Еще я помню, как мне было тяжело в личном плане участвовать в кампании, потому что у меня был ребенок четырех месяцев на руках. Большой, наверное, вопрос, зачем я вообще это делала, но мне не хотелось оставаться в стороне от общественной деятельности.

Будучи мамой с грудным ребенком я публиковала и свои расследования, в том числе об антигололедных реагентах, которые незаконно применялись в Москве. Кампания моя, я считаю, была успешной. Например, я отстояла интересы жителей Донского района по сохранению Шуховской башни, которую тогда хотели снести, и мы в том числе добились, чтобы ее не переносили и не реконструировали.

Муниципальные депутаты районов Якиманка, Строгино, Проспект Вернадского и Черемушки внесли в Мосгордуму закон, предусматривающий полный запрет на использование химических реагентов на территории социальных объектов. Фото партии «Яблоко»

— Вопрос на засыпку! Что-то происходило в последние дни (беседа состоялась 30 апреля — прим. авт.) в Москве, связанное с реагентами?

— Да. В Мосгордуму был внесен законопроект, но она его отклонила (смеется). А что это сейчас было?

— Проверил, насколько ты внимательно следишь за городской повесткой.

— Я очень внимательно слежу за этой темой! Я занимаюсь общественной деятельностью не потому, что это какая-то хайповая тема, а потому что мне, действительно, важны те проблемы, которыми я занимаюсь. В 2014 году я написала программу из нескольких пунктов о том, что нужно делать, чтобы ситуация с антигололедными реагентами в Москве стала лучше: в том числе демонополизировать рынок реагентов и уменьшить коррупционную составляющую при их закупках. Именно из-за нее их каждый год закупают все больше и больше.

Я помню, как я писала это расследование ночью и подкачивала ногой люльку, чтобы ребенок не проснулся. Меня лично это задевало, потому что мой ребенок должен был вырасти и дышать всем, что испаряется под нашими ногами.

Меня бесят коррупционные истории которые сказываются на нашей жизни. Я билась с “Жилищником” в нашем районе и добилась, чтобы наш дом хотя бы косметически отремонтировали, потому что когда мы туда въехали, у нас крысы падали с потолка в подъезде, а я не хотела, чтобы они упали на моего ребенка.

— А что с выдвижением в Госдуму в 2016 году произошло?

— Тогда была возможность не собирать подписи, а идти от оппозиционной партии по одномандатному округу. Я вела активные переговоры с партиями ПАРНАС и “Яблоко”, но к сожалению, они решили не поддерживать меня. Это их право, но по итогам выборов мы увидели, что успешных кампаний у них сделать не получилось. Я считаю, что, если бы они меня выдвинули на тех выборах, то я бы на них победила.

— Но где гарантии, что сейчас не будет похожей истории? В целом опыт участия в московских выборах у тебя негативный.

— Так, наверное, про каждого оппозиционного кандидата можно сказать. Мария Гайдар и Ольга Романова тогда сдали подписи в Мосгоризбирком, но не были зарегистрированы. Это значит, что теперь всем надо сложить руки? Я считаю, что нет. Опыта я накопила достаточно.

фото: фейсбук Любови Соболь

2014-й год мне дал очень много, в том числе опыт того, как не нужно вести избирательные кампании. Я помню, что очень много сил и ресурсов вложила в избирательную газету, но сделала ее уже под конец сбора подписей. Поэтому сейчас я сделала предвыборную листовку, с которой ходят волонтеры. Они уже раздали более 40 тысяч по почтовым ящикам и еще больше на руки. Листовка, судя по обратной связи, отлично работает и очень нравится жителям.

Кроме того, моя кампания — это часть большой стратегии «Умного голосования».

— Отлично! Вот цитата из поста Навального про умное голосование: “Мы все отлично понимаем, что Кремль нашу партию боится и регистрировать не будет. А наших кандидатов постарается снять”. Дальше он делает вывод, что нужно поддерживать других оппозиционных кандидатов. Если сам Навальный говорит, что тебя снимут, то нет ли смысла сразу поддержать кого-то другого?

— То есть если мы поддержим кого-то другого из кандидатов, то по твоей логике Кремль его не снимет?

— Это по логике Навального!

— Давай посмотрим всю стратегию умного голосования, а не будем выдергивать фразы из контекста. Эта стратегия заключается в том, что мы должны поддерживать кандидатов, которые реально представляют интересы большинства людей, которые выступают за перемены в обществе и хотят быть политическими представителями москвичей в Мосгордуме.

Те, кто сейчас там сидят, не представляют интересы жителей города. Мы видим даже по опросам, которые опубликовал [главред «Эха Москвы»] Венедиктов со ссылкой на провластный ресурс, что “Единая Россия” набирает только 22%.

— Это не то, чтобы откровение.

— И при этом “Единая Россия” занимает большинство мест в Мосгордуме! Умное голосование — это стратегия, которая должна сделать так, чтобы в Москве сидели честные и порядочные люди, готовые работать в интересах москвичей. Поэтому в избирательных округах, где есть сильные демократические кандидаты, которые действительно готовы бороться за победу, Алексей Навальный и наша команда будут поддерживать их.

Там, где таких кандидатов нет, нужно поддерживать тех кандидатов, которые могут составить реальную конкуренцию “Единой России”, чтобы разбить ее монополию в Мосгордуме.

Если это коммунист, который имеет большие шансы избраться в округе, где нет демократического кандидата, значит мы должны его поддержать.

Ни для кого не секрет, что самые лучшие округа для прохождения оппозиционного кандидата — это центр, Сокол и Аэропорт, а также районы вокруг МГУ. Например, в округе, куда входят Даниловский и Донской районы, сильные позиции у Кирилла Гончарова из “Яблока”, который на выборах 2014 года стал здесь вторым. Если его поддержит демократическая оппозиция, у него есть много шансов избраться.

У Елены Русаковой такие же сильные позиции в Гагаринском районе, а в округе, где раньше избирался Клычков (ныне губернатор Орловской области — прим. авт.) и создал большую поддержку КПРФ, больше шансов на прохождение именно у коммуниста.

Соответственно логичнее, рациональнее и разумнее поддержать именно коммуниста в этом избирательном округе. Умное голосование — это про рациональный выбор. Примерно как голосование за любую партию против жуликов и воров в 2011 году.

— Не будем сейчас обсуждать, что Навальный с тех пор от этой концепции отказывался, а теперь опять к ней вернулся…

— Ты эту фразу вбросил, и я бы хотела ее прокомментировать и сказать, что выборы есть разные. Иногда мы выбираем президента страны, а иногда выбираем партии или кандидатов по одномандатным округам. Выборы отличаются друг от друга, поэтому мы должны быть хитрее и менять тактические действия. Если речь о бойкоте, то на президентских выборах это было самое верное решение.

— А почему все-таки ты выбрала 43-й округ? Ведь ты здесь не живешь…

— Есть комплекс причин. Во-первых, по электоральной статистике — это благоприятный округ для избрания оппозиционного кандидата, его жители настроены демократически. Вот и в 2013 году здесь была очень большая поддержка Навального, а в 2014 году второму кандидату не хватило меньше 1000 голосов до победы.

С рациональной точки зрения вести здесь свою кампанию гораздо эффективнее, чем в каком-нибудь спальном районе, где традиционно голосуют за “Единую Россию”.

Во-вторых, в этом районе живет моя семья. Лично я живу с мужем и дочкой в Донском районе, недалеко от своей работы. Но в Пресненском районе уже более 10 лет точно живет мой отец со своей семьей, два моих брата и сестра. Они являются районными активистами, которые в том числе регулярно ходят на пикеты против сноса исторических зданий и отстояли свой дом от сноса в рамках программы реновации. Я тоже подключалась к этим проблемам, помогала им юридически.

Но самое главное, почему я иду в избирательном округе, который находится в центре, — это потому, что я хочу вести политическую кампанию. А ее нужно вести именно в центре, а не в спальных районах.

Я хочу всем показать, каким может быть кандидат не от «Единой России» на выборах в Мосгордуму. И я думаю, что теперь в центре это увидят все.

Сергей Митрохин

— На мой взгляд, этого недостаточно, но тем не менее. Ты сказала, что в округах с сильным демократическим кандидатом, команда Навального будет поддерживать именно его. Но как ты, наверное, заметила после своего выдвижения, в Хамовниках есть немало жителей, которые считают таковым Сергея Митрохина. Ты его сильным кандидатом не считаешь?

— Нет, не считаю. Мое мнение основывается, во-первых, на той же самой электоральной статистике. Если посмотреть на выборы, в которых участвовал Сергей Митрохин, то даже без сбора подписей он не набирал большой поддержки граждан (на выборах мэра Москвы в 2013 году Митрохин набрал 3,5% голосов, но в 2005 году избрался депутатом Мосгордумы — прим.авт.).

Выходит, его действия на выборах, которые он осуществляет из года в год, являются неэффективными именно с точки зрения выборного процесса. Я считаю, что он действительно работает по местным проблемам, и у него получается решить часть из них, но я не думаю, что он сможет победить на этих выборах. До этого он избирался в нее по северо-востоку.

— Ты тоже до этого пробовала избираться по другому округу…

— Я не уверена, что этот человек сможет отстаивать интересы москвичей в Мосгордуме, что у него хватит политического и общественного веса, чтобы это делать. Я помню его опыт депутатства в Мосгордуме, когда он голосовал за утверждение кандидатуры Лужкова в мэры Москвы. Совокупность этих причин говорит мне о том, что я не хотела бы поддерживать кандидатуру Сергея Митрохина на этих выборах. Он несильный кандидат.

Я считаю, что как можно больше людей должны заниматься общественными кампаниями и выступать против неправильных решений власти, и замечательно, что он это делает. Но я буду более успешным депутатом в Мосгордуме.

— Представим, что потенциальный избиратель из Хамовников решил сравнить вашу деятельность. Он зашел на сайт Митрохина и увидел, что тот сделал для района, какие здания отстоял от сноса, сколько провел митингов, что предложил изменить в районе. У тебя достижений в Хамовниках нет. Для избирателя, болеющего душой за район, получается, выбор в пользу Митрохина очевиден, ведь ты в своей политической кампании сознательно идешь выше уровня района.

Правильно. Я иду выше отдельных точечных проблем, потому что их в Москве на самом деле миллиард, и нам с тобой не хватит и дня, чтобы перечислить все точки, где жители борются за свои права, где выходят за то, чтобы их сквер не перекапывали, не сносили историческое здание, не строили на этом месте отель и так далее и так далее.

Депутат Мосгордумы должен быть в первую очередь политическим представителем. Он должен работать по конкретным проблемам москвичей, но в первую очередь озвучивать свою политическую позицию и оказывать политическое давление на действующую власть, быть голосом людей, которые хотят добиваться своих прав и свобод.

Работать по каким-то мелким проблемам — это не самая эффективная стратегия, и в ФБК основная моя деятельность — это борьба против топ-коррупции. Жуликов на местном уровне очень много, но рыба гниет с головы, и поэтому мы выступаем за изменение всей системы власти.


— Но выходит, что для жителя Хамовников нет большой разницы между тобой и кандидатом от “Единой России”, который ничего не делает для района. Я могу как муниципальный депутат уверенно говорить, что жителям не хватает депутата в Мосгордуме, который будет помогать решать конкретные проблемы района.

— Конечно! И я таким человеком собираюсь стать.

— Но ты только что сказала…

— Неправда. Я не это говорила. Я собираюсь свои депутатские полномочия использовать в том числе для работы по конкретным проблемам и интересам москвичей. Но не только этим заниматься.

Что касается моих отличий от “Единой России”, то ее депутаты — это бездельники, которые сидят в Мосгордуме и не работают в интересах жителей, не ведут полноценных приемов граждан, не вносят законопроектов.

Если посмотреть на статистику работы Мосгордумы, то в 2014 году они сделали свое последнее совместное заявление. По вопросу Украины. Ни один депутат Мосгордумы не занимается сейчас проблемой дизентерии и массового отравления детей в Москве.

Я же в 2013-2014 годах уже работала по проблемам города и в составе команды Навального разрабатывала законопроект о прозрачности при повышении тарифов ЖКХ. Я лично была автором этого законопроекта, который бы облегчил жизнь всем москвичам. Депутат Мосгордумы, пусть и избирается от определенного избирательного округа, но работает в интересах всей Москвы. Ведь их всего 45 человек.

Как депутат Мосгордумы я собираюсь работать и юридически по отдельным проблемам, и информационно. Я хочу стать голосом людей, которых не устраивает беззаконие и которые хотят отстоять свои права. В том числе по каким-то районным проблемам.

Естественно, я не могу гарантировать, что помогу всем и каждому, что отобью каждую точечную застройку, что я сохраню каждое историческое здание. Но свою политическую позицию я буду высказывать, я буду писать депутатские запросы, буду устраивать общественные кампании, как устраиваю их уже сейчас.

Что касается послужного списка дел в районе, то у меня, действительно, не так много есть, что сказать, но говорить, что я ничем не отличаюсь от кандидата от “Единой России” — неверно и ложно.

Сейчас ко мне обращаются многие жители из Хамовников и рассказывают, что они не доверяют Сергею Митрохину, который рассказывает, что он работает во благо района, хотя серьезных и конкретных улучшений на местах не добился. Рассказывают, что и муниципальные депутаты не помогают жителям, а повторяют, что у них нет полномочий для решения проблем.

Кадр из ролика Ильи Яшина из его канала на YouTube

— Но это правда!

— А я с этим не согласна. Раз у вас нет полномочий, то вы тем более можете стать голосом этих людей, вы можете принимать совместные заявления, устраивать общественные кампании, проводить пикеты, заявлять свои политические позиции в СМИ.

Пример успешного муниципального депутата — это Илья Яшин. Кроме того, что он занимается точечными проблемами, он еще озвучивает свои политические позиции, он завел свой канал на YouTube.

Важно быть рупором людей, которые хотят перемен. Кто-то хочет добиться точечных изменений в своем дворе, а кто-то хочет добиться права выходить на митинги в центре Москвы.

Статус депутата добавляет [возможности]. Но и не имея этого статуса, я уже работаю по проблемам жителей! Я помогала людям в центре отбивать подвалы своих домов через арбитражный суд.

Я выиграла дело против Департамента городского имущества, который незаконно захватил подвал и продал его. Его вернули жителям. Это мой успешный кейс.

Город любит отнимать чердаки и подвалы у жильцов, так как в центре очень дорогая недвижимость. Как депутат Мосгордумы я смогу сделать большую общественную кампанию по возврату нежилых помещений в собственность жильцов.

— Можешь назвать хоть одну горячую точку в Хамовниках, где жители в последний месяц боролись с властью?

— Я могу назвать ту точку, над которой сейчас работаю и даже немного заспойлерю большой репортаж, который собираюсь выпускать. У меня на рабочем столе лежит стопка бумаг от жильцов нескольких домов рядом с Генштабом. Они рассказывают о незаконном строительстве, которое ведется Генштабом. Я изучаю документы, которые они собрали за несколько лет борьбы с незаконной стройкой, и там полное беззаконие. Строительство ведется без проектной документации, идет нарушение прав жильцов, и фактически их пытаются выселить из их домов, сделав их жизнь невыносимой.

Я анализирую возможности юридической помощи и освещения ее информационно. Ко мне многие обращаются, я знаю эти точки, но естественно помочь всем я не смогу.

— А какая только что была самая громкая история в районе, тоже связанная с Минобороны?

— Давай расскажи мне.

— Речь про выселение из общежития на Большой Пироговской.

— Да. Проблем много. Я пытаюсь за всем уследить, но не считаю, что нужно популистски рассказывать о проблемах и говорить, что я всем обязательно помогу и пресеку все беззаконие. Ни один депутат этого сделать не сможет.

Как депутат Мосгордумы я могу внести законопроект и сделать какую-то историю громче. В сутках 24 часа, человеческие ресурсы ограничены, и всеми сносами исторических зданий я не смогу заниматься, но показательные истории буду делать.

Ни для кого, в том числе для тех жителей Хамовников, которые активно следят за моей деятельностью, не секрет, что большая часть моего времени посвящена истории с некачественным и небезопасным питанием при поставках в детские сады и школы Москвы. Я несколько лет занималась расследованием деятельности Евгения Пригожина, которого называют поваром Путина, его незаконными махинациями на госзакупках, которые в итоге и привели к тому, что дети в Москве массово болеют дизентерией.

Последний массовый случай был в декабре 2018 года, когда, по моей информации, заболели дети из 16 дошкольных учреждениях в ВАО и ЮВАО. Вспышка была и в феврале 2018 года в ЮАО, а еще у меня появилась информация, что до этого была вспышка на северо-востоке Москвы.

Я трачу большие усилия на юридическое обжалование незаконных действий Пригожина и информационное освещение этой проблемы и буду это делать и дальше. Это один из главных пунктов моей программы. Я хочу добиться качественного и безопасного питания для детей. Меня эта проблема волнует и потому, что мой ребенок ходит в детский сад, который получает питание от компании, которая контролируется Пригожиным.

Евгений Пригожин

В ближайшее время я опубликую свою предвыборную программу, а также свои тезисы о том, каким должен быть настоящий депутат.

Принципы настоящего депутата Мосгордумы — это честность, открытость, подотчетность, увлеченность и опора на людей.

Уже сейчас в предвыборной листовке я указала, что выступаю против сноса исторических зданий, против махинаций на госзакупках, против пенсионной реформы, за качественный капитальный ремонт и достойные зарплаты бюджетникам. Ты не спрашиваешь про три главных пункта моей предвыборной программы, но я могу сказать.

— Скажи.

— В программе три блока с реальными пунктами, которые я предлагаю реализовывать. За качественное и безопасное питание детей; за прекращение махинаций на госзакупках и в сфере ЖКХ, за качественный капитальный ремонт и за выполнение майских указов для сотрудников бюджетных организаций Москвы, за повышение уровня их зарплат, что обещали им Путин и «Единая Россия». Это не все чем я буду заниматься, но это то, чему я буду уделять самое большое внимание как депутат Мосгордумы.

— Получается, твой основный избиратель — это зритель You-Tube канала Навальный-Live (подписчиков у канала, которым руководит Соболь, почти 900 тысяч — прим.авт.), ведь это они больше всего интересуются политикой. А многих жителей района волнуют больше именно районные проблемы.

— Мне очень странно, что ты говоришь за жителей Хамовников, потому что я с ними общаюсь ежедневно, отвечаю на их письма, в которых они рассказывают о своих проблемах, делятся своим мнением по избирательной кампании, выражают мне свою поддержку и признание.

У меня большая часть волонтеров — это жители избирательного округа. Поэтому я считаю, что не ты, а я могу говорить за жителей Хамовников и сказать, что их интересуют разные вопросы.

Кого-то интересует капитальный ремонт своего дома и снос исторических зданий, но в целом люди объединены тем, что хотят видеть своего политического представителя в Мосгордуме, который будет вносить законопроекты, которые нужны москвичам, а не мэрии Москвы.

— На предвыборном мероприятии в «Главклубе» ведущий представил всех вас, кандидатов от Навального, как «флагманов оппозиционного движения». Ты считаешь себя флагманом оппозиции?

— Да. Почему нет? (смеется) Вышедшие на сцену люди, действительно, являются флагманами оппозиции в городе. Я, если честно, не слышала этого представления, но очень рада, что ведущий Денис Косяков, стендап-комик, который не боится отстаивать свои политические воззрения, был ведущим.

Мероприятие было знаковым для города и для нашей избирательной кампании. Трудно было даже предположить, что оно будет настолько воодушевляющим. Мы были ограничены вместимостью «Главклуба» и не смогли вместить всех желающих. Было больше 1000 человек, которые заполнили весь зал. Они выражали поддержку и готовность работать на избирательных кампаниях.

— Что тут удивительного? Мы знаем, что у Навального есть и больше тысячи сторонников…

— Я и не говорю, что это удивляет, я говорю, что воодушевляет.

— Вот если бы пришло 100 тысяч человек, я бы удивился.

— Власть долгое время прививала ощущение в обществе, что Мосгордума
— это ничего не решающий орган власти, который не занимается реальными проблемами, поэтому москвичи даже не знают, что есть такая Мосгордума. Многие путают ее с Госдумой, не знают, какие полномочия есть у депутатов, какие там депутаты сидят и что в сентябре будут выборы. Мероприятие немного сдвинуло эту мертвую историю, когда люди думали, что эта кампания обречена на провал. Но на самом деле все зависит от нас.

— Она, конечно же, обречена на провал…

— Я не так пессимистично настроена, ведь если даже Илья Азар смог выбраться в Хамовниках, то почему бы Илье Яшину не выбраться от Красносельского района в Мосгордуму.

— Потому что это уже совсем другой уровень. Но в любом случае, чтобы хоть как-то влиять на московскую политику, нужно, чтобы прошел не один депутат или даже все пять из вашей команды, а большинство. Чтобы иметь возможность хоть один закон принять.

— Да, и ровно для этого есть стратегия умного голосования, по которой поддержка будет осуществляться разным политическим силам, которые выступают против «Единой России». Скоро мы анонсируем большую историю, которая на практике покажет, как работает умное голосование в Москве.

Наша команда будет активно агитировать не только за себя, но и за других оппозиционных кандидатов.

— Но почему-то за демократа Митрохина ты предлагаешь не голосовать, собираешься с ним конкурировать, но при этом предлагаешь выбирать непонятных коммунистов и «эсеров». То есть количество демократов в будущей Мосгордуме уменьшается, зато увеличивается число коммунистов, которые далеко не все заслуживают того, чтобы за них голосовать.

— Вопрос этот, наверное, надо задавать партии “Яблоко”, которая будет выдвигать своих кандидатов во всех 45 избирательных округах. Партии «Яблоко» я рассказывала, что намерена избираться по 43-му округу еще в сентябре прошлого года.

Я бы не хотела уделять так много внимания Митрохину в этом интервью, но насколько я понимаю, у него сложные отношения внутри собственной партии, и она не хочет его выдвигать. Мне один муниципальный депутат из Хамовников говорил, что, возможно, он пойдет от “Яблока” по 43-му округу.

Увы, пересечения кандидатов в округах будут, но такова наша реальность.

Акция оппозиции 9 сентября 2018 года в Санкт-Петербурге. Фото «Свободы»

— Нет ощущения, что оппозиционная «движуха» умирает, «революция школьников» отменилась, а митинги опять перестали проводить из-за их малочисленности?

— Не знаю, что ты имеешь в виду под «революцией школьников», но митинги проводились и будут проводиться и дальше.

— Ну и когда был последний?

— 9 сентября. Против повышения пенсионного возраста. Он был очень успешный и прошел во многих городах России. Что касается школьников, то ты повторяешь риторику власти, которая вбрасывала этот тезис. На акции выходило много молодых людей, но не школьников, а тех, кому от 18 до 35 лет.

Угасания оппозиционного движения тоже нет. Есть волнообразное движение, и если сравнивать с 2011 годом, то, конечно, сейчас выходит меньше людей и воодушевления, какого-то подъема меньше, но если сравнить с 2014 годом, то это небо и земля.

Сейчас у сторонников настрой на победу и горящие глаза! У меня спина затекла делать селфи с ними после встречи!

— В политической тусовке любят рассказывать, что ты придерживаешься националистических взглядов. Раз сейчас СМИ Пригожина разгоняют статьи про твою “ночнушку”, то хочу спросить не Thor Steinar ли это?

— Вот и единоросы так вкидывают очень много неверных тезисов, которые всем приходится опровергать. Я не хожу в ночнушке, а Евгений Пригожин ведет со мной активную информационную борьбу на своих помоечных ресурсах. Они распространяют клевету в мой адрес, адрес моего мужа и отца. Каждый день они вбрасывают новую порцию дезинформации, чтобы меня опорочить. В одной из них была история, что я хожу [в эфир] в ночнушках.

— И это самое милое из того, что они пишут

— Они рассказывают, что у меня есть много недвижимости в Москве, что не соответствует действительности.

Они вбрасывают, что мой отец — коррупционер, что является совершенной неправдой и чушью. Мой отец — один из самых порядочных и честных людей в России, который всю жизнь прожил по закону и до которого вообще невозможно докопаться.

Ни одной официальной претензии ему не предъявлено. А по поводу Thor Steinar я бы хотела, чтобы ты конкретизировал свой вопрос.

— Куда конкретнее!

— Нет, не Thor Steinar. Что касается идеи, что я являюсь человеком националистических взглядов, то я неоднократно рассказывала, что я придерживаюсь взглядов гражданской нации. Должна быть не этническая нация с разделением по цвету глаз и форме черепа, а по принципам и политическим позициям людей.

Нашу страну должна объединять общая идея, которая должна выражаться в том числе в соблюдении прав и свобод человека. Как всех американцев объединяет приверженность конституции и поправкам к ней.

К сожалению, у нас нет понятия «россиянин». Кроме силы оружия и принуждения трудно сказать, что объединяет нашу страну сейчас. Есть общие точки объединения на небольшое время вроде тех, когда наша сборная одерживает победу, или когда происходит трагедия как в Беслане или в «Зимней вишне». Но в обычное мирное время трудно сказать, кто такой россиянин, и поэтому если меня и называть националистом, то с той точки зрения, что я придерживаюсь позиции объединения жителей в одну большую гражданскую нацию.

— Но либералом ты себя не готова назвать?

— Я вообще не люблю навешивать на себя лейблы и ярлыки. Я себя считаю адекватным и нормальным человеком, который хочет жить в стране, где действуют законы и есть уважение прав и свобод человека, где действуют честные и независимые суды, которые выносят квалифицированные решения в интересах людей и по закону, где нет политического давления и фальсификаций на выбора, где есть независимые СМИ.

Как можно назвать такого человека? Просто нормального и адекватного человека, который не хочет дорваться до власти, чтобы потом воровать себе в карман на виллы и виноградники. Человека, который хочет жить по закону? Либералом?

— Скорее популистом, который говорит то, что хочет услышать избиратель демократического толка.

— Ты хочешь сказать, что я не хочу жить в такой стране? Я работаю восемь лет в ФБК — с давлением на свою семью, с не такой большой зарплатой, как я могла бы получать как частный юрист, с дикими переработками на выходных. И все это, потому что я популист?

Я, действительно, верю в прекрасную Россию будущего и хочу, чтобы мои дети жили в стране, где не травят детей в детских садах.

Я занимаюсь политической деятельностью не потому, что хочу реализовать свои амбиции, хотя они у меня, действительно, есть. Я в первую очередь хочу добиться изменений в нашей стране и в городе.

—  Но если ты явно скажешь, что ты либерал, то тебе будет трудно, например, выступать против либеральной пенсионной реформы.

— Это миф. Если ее поддерживает Кудрин, это не значит что она либеральная. Эта реформа отвратительна, ее не поддерживает большинство людей, потому что это тупое ограбление жителей нашей страны. Это не либеральная реформа, а реформа, которая работает в интересах жуликов.

Они не хотят делать настоящую пенсионную реформу, например, уменьшив расходы пенсионного фонда, которые по мировым меркам просто заоблачные. Они просто хотят заполнить решето бюджета, отняв деньги у активных граждан, которые еще не на пенсии.

У нас нет нормального государства, мы находимся не на этапе обсуждения, какая нам нужна шкала налогообложения. У нас тот этап, когда нет работающих институтов власти, нет судов и парламента. И обсуждать, кто из нас националист и либерал преждевременно. У меня есть либеральные взгляды, но зачем на себя навешивать ярлык?

— Ты не боишься за свою семью и за себя саму из-за Пригожина? Нет желания вести себя поспокойнее?

—  Я рациональный человек и понимаю, что если вести себя поспокойнее, то моя семья не будет находиться в более безопасном положении.

Пригожин осуществляет месть. Он не может действовать более агрессивными способами, к которым привык, а именно убийствам, отравлениям и серьезному физическому давлению. Потому что я явлюсь публичным человеком, и ко мне приковано достаточно большое внимание СМИ  и общественности.

Поэтому он оказывает давление другими способами — приставил ко мне школьников, которые каждый день ходят за мной и моей семьей (до начала интервью Соболь пошла в магазин за водой, и ее все время снимали на мобильный телефон какие-то молодые люди — прим.авт.).

Но я не считаю, что это закончится, если я прекращу свои расследования. Возможно, наоборот, Пригожин мне будет мстить еще больше. Пригожин меня больше боится чем я его. Он вкладывает неимоверные денежные ресурсы, чтобы опорочить меня и мои расследования о массовой дизентерии в Москве, подкупает родителей отравленных людей, рассказывает, что дизентерии на самом деле не было, что в его компании «Конкорд» нет антисанитарии на производстве, хотя Роспотребнадзор официально это подтвердил.

Евгений Пригожин (справа) и Владимир Путин

— То, что выдают «Яндекс-новости» по запросу «Любовь Соболь», действительно, впечатляет. Если реальный человек из Хамовников или Арбата, который не так внимательно следит за происходящим и не знает про Пригожина и его СМИ, то он едва ли подумает о тебе что-то хорошее. Не думаешь, что надо в этом смысле как-то более конкретно ответить на их новости или все равно лучше не обращать внимания?

—  Люди, конечно, это замечают, хотя помоечные СМИ не имеют большой популярности, их общая аудитория меньше, чем у моих социальных сетей. Но для «Яндекс-новостей» они каждый день публикуют разные информационные вбросы. Не знаю во сколько это обходится Пригожину, но, видимо, он считает, что это эффективно. Если честно, мне льстит эта активность Пригожина. То, как он приезжает в Люберцы в 8 утра и показывает потемкинские деревни воспитателям из детского сада, где были отравленные дети. То, что он специально прибегает в парикмахерскую, где я укладывала в Санкт-Петербурге волосы перед встречей с волонтерами и фотографируется с ручкой двери.

Человек, который участвует через свои ЧВК в военных действиях на Донбассе и в Сирии, ведет избирательные кампании в нескольких странах Африки, бегает за мной и пытается меня опорочить. Это лучший показатель того, что я делаю все правильно, и надо делать мою работу дальше.

Нюта Федермессер

— А Нюту Федермессер, если она все-таки будет баллотироваться в 43-м округе, сможешь победить?

— Не хочу комментировать ее выдвижение, пока она официально не объявила об этом. Но в целом я считаю, что в Мосгордуме должны сидеть люди, которые готовы работать по конкретным проблемам и осуществлять политическое давление на мэрию, которая не работает в интересах жителей.

Мы видели, как в этом созыве работал ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов. Он серьезной работы не вел, но занимал место человека, который мог быть рупором интересов жителей.

Поэтому если уважаемый даже человек проходит в Мосгордуму при поддержке жуликов и воров, то у меня как у москвича нет никаких гарантий, что даже будучи порядочным человеком он не будет работать только в интересах мэрии.

Я не советую поддерживать кандидатов пользующихся поддержкой «Единой России». Это шулеры, которые хотят обмануть.

— Не думаешь ли ты взять фамилию мужа (Сергея МОХова), чтобы понравиться избирателям Хамовников, чье любимое районное медиа называется МОХ?

— У моего первого мужа была фамилия Соболь, и я к ней так привыкла, что не хочу привыкать к новой. Но издание МОХ мне нравится! Это полезная история для жителей.


«Жуликов на местном уровне очень много, но рыба гниет с головы». Любовь Соболь — о том, как она собирается стать депутатом Мосгордумы: 2 комментария

  1. Кандидату в Мосгордуму чтобы получить поддержку жителей стоило бы прежде всего обратить внимание на следующие нормы Закона.
    ЗАКОН ГОРОДА МОСКВЫ от 6 ноября 2002 года N 56 «Об организации местного самоуправления в городе Москве» (с изменениями на 20 февраля 2019 года)
    Статья 1. ч.8 — Источники доходов местных бюджетов, состав муниципального имущества определяются законами города Москвы в соответствии с перечнем вопросов местного значения, установленным настоящим Законом, и законами города Москвы о наделении органов местного самоуправления отдельными полномочиями города Москвы (государственными полномочиями).
    Статья 27 ч.1 — Доходы местных бюджетов формируются за счет собственных доходов, предусмотренных законом города Москвы о бюджете на очередной финансовый год и плановый период в соответствии с федеральным законодательством.
    Статья 28 ч.1 — Источники доходов местных бюджетов определяются законом города Москвы.
    Если исходить из этих статей Закона, то бюджет муниципального округа Хамовники с населением более ста тысяч человек (а это средний по размерам город в центральной части России) должен быть гораздо гораздо более 10 млн.рублей.
    Но люди собирающиеся в Мосгордуму по избирательному округу в который входит и муниципальный округ Хамовники даже пока не задумываются над этим вопросом, хотя он мог бы стать центральным в их избирательной компании — добиться увеличения муниципального бюджета на основании Закона для того чтобы муниципальные депутаты имели возможность сделать гораздо больше для жителей округа чем сейчас !!!!!!!!!!!!!!!!!

  2. Обсерая незаслуженно Митрохина, Соболь, в первую очередь — обсерает себя и уважаемое мною ФБК. Это мне очень напомнает выполнение приказа кремля и гэбни, всяческое обгаживание имени Явлинского, при его выдвижинии в Президенты, что тщательно исполнили Навальный и Собчак и иже с ними остальные «кандидаты» и прочие тролли… И когда Соболь утверждает, что Митрохин ничего не сделал для этого района, как и ничего не сделал в Мосгордуме для города, будучи депутатом, — кроме отвращения к ней и её вранью, — никаких эмоций не возникает!.. И огромное разочарование: ведь ранее я относился с уважением к ней!..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *