Мои Хамовники: журналист Иван Сурвилло

Первокурснику журфака Высшей школы экономики и жителю Хамовников Ивану Сурвилло нет еще и 20 лет, но на его личную почтовую рассылку подписаны 40 тысяч человек, он читает 200 книг в год и берет очень неплохие интервью для своего сайта. Сурвилло рассказал «Мху» о местах, где в Хамовниках лучше всего работается на свежем воздухе.

Мастерская Веры Мухиной

Во дворах между Пречистенским и Чистым затерялась мастерская Веры Мухиной. Вера работала и жила в ней почти десять лет. Долгие годы мастерская была заброшена, теперь её отреставрировали и передали центру Грабаря.

Если заглянуть через прутья ограды — можно увидеть Спаса Нерукотворного.

Люк «Мюр и Мерилиз»

В одной из арок дома 6 по Чистому переулку сохранился старинный люк «Мюр и Мерилиз» — российского торгового дома 19 века. Около него отчётливо понимаешь, что не надо начинать новую жизнь. Ничего не выйдет. Надо продолжать старую.

Про люк мало кто знает, но жители окрестных домов зорко следят за его сохранностью.

Бывшее посольство Германии, откуда началась Вторая мировая

Бывшее здание посольства Германии в Чистом переулке, откуда Вернер фон дер Шуленбург (немецкий дипломат, сторонник внешнеполитического курса Бисмарка, и участник заговора против Гитлера) отвёз в Кремль ноту о начале Второй мировой. Сам Шуленбург выступал против, в мае 1941 года трижды встречался с советским полпредом в Берлине Деканозовым и якобы назвал ему точную дату начала наступления Германии. В 1944 Шуленбурга повесили в немецкой тюрьме как участника неудачного «заговора генералов».

Сейчас здание — московская резиденция патриарха Кирилла.

Памятник исследователю Арктики Фритьофу Нансену

Недалеко от музыкальной школы им. Бетховена стоит памятник исследователю Арктики.

Рядом — скамейка, на которой я часто сижу с компьютером, пока братья и сёстры играют гаммы. Противоположную скамейку облюбовали местные бабушки. Во время скайпов с клиентами они смотрят так, что ты ощущаешь себя человеком, который ни с того, ни с сего вломился в чужую квартиру, уронил вешалку, прошёл на кухню, заварил без спроса чай и не снял обувь.

Любимая скамейка со столиком

Прекрасный бесплатный коворкинг на Малом Лёвшинском 3. Бабушек нет, зато есть мамы с детьми. Дети громко кричат, рыдают и дерутся. Мамы от них тоже не отстают. Короче, Хьюстон, у нас всё равно проблемы.

Если идти дальше, в сторону Парка Культуры, начинается «Золотая Миля». Странная часть Хамовников, в которой единственные признаки жизни — мухи и проносящиеся мимо «Бентли», а редкие случайные прохожие, скорее всего не случайны.

Иван Сурвилло — журналист и редактор. Ведет еженедельную рассылку на 40 000 читателей. Всю свою московскую жизнь живёт на границе Арбата и Хамовников.

фото автора

Мои Хамовники: журналист Иван Сурвилло: 1 комментарий

  1. Да автор статьи молодец, что вспомнил памятник Нансену. Трехметровая бронзовая фигура Нансена, а рядом с ним маленькая девочка, прижимающая к себе надкусанную краюху хлеба должны ежедневно напоминать муниципальным депутатам района о том что муниципальный бюджет нужно тратить не на билеты в «Дом Ученых» для районного актива советских времен, а на помощь тем, кто в этой помощи сейчас больше всего нуждается !

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *