От уродства до трещин. Строительство бизнес-центра угрожает музею-усадьбе Льва Толстого

Жители Хамовников и градозащитные организации давно протестуют против строительства бизнес-центра «Рябушинский» через дорогу от усадьбы Льва Толстого. Сотрудники расположенного в ней музея писателя называют новое здание «уродливым». Недавно к эстетическим претензиям прибавились и более конкретные: из-за строительных работ на стенах и потолке музея образовались трещины. Артем Александров рассказывает, что происходит с московским домом великого писателя.


Лев Толстой на исходе XIX века решил перебраться в Москву, где ему нужно было работать с архивами, постоянно общаться с издателями, а его детям — получать образование в университете. Для комфортной жизни в столице в 1882 году граф приобрел усадьбу в Хамовниках. «Вода – тут же, чуть ли не лучше мытищинской! А воздух, а тишина! И это посреди столичного столпотворения. Нельзя не купить», — писал об усадьбе Толстой. Свой московский дом писатель покинул лишь в 1901 году, перебравшись назад в Ясную Поляну. 

После революции по личному указанию Владимира Ленина усадьба Толстого была национализирована и стала музеем. В этом статусе она существует до сих пор.


Спустя ровно 100 лет после открытия музей-усадьба, переживший наступление немцев и развал СССР, пошел трещинами из-за строительства бизнес-центра по соседству.

Через дорогу от усадьбы застройщик АО «Красная Роза» полным ходом возводит БЦ «Рябушинский». Модное архитектурное бюро Kleinewelt Architekten описывает спроектированное ими здание так: «Корпуса визуально объединяются лаконичным стеклянным объемом, который парит над землей, вбирая текстуры деревьев, неба и линейность окружающей застройки». Впрочем, если судить по проектным фотографиям, здание больше напоминает стандартный советский дом культуры, но из стекла.

Именно внешний вид нового бизнес-центра стал первой причиной противодействия со стороны сотрудников музея, местных жителей и градозащитных общественных организаций.

«Поскольку столь масштабное строительство планируется в зоне визуального контакта с усадьбой Толстого, согласующим органам — Мосгорнаследию и Москомархитектуре — стоило учесть архитектурно-исторический контекст, в котором владельцы участка намерены вести новое строительство, и установить для застройщика определенные рамки в виде высотных регламентов и строгих архитектурно-стилистических решений, минимально контрастирующих со сложившимся архитектурным окружением объекта культурного наследия», — объясняет сотрудник «Архнадзора» Дмитрий Чижков.


Территория будущего строительства, по словам Чижкова, попадает еще и в зону охраны выявленного объекта культурного наследия Усадьбы Всеволожских (несколько лет назад этот, едва ли не старейший деревянный дом на территории Москвы, был разрушен, а на его месте появился новодел), что налагает на застройщика еще более серьезные ограничения.

«В зоне охраны любая градостроительная деятельность запрещена, за исключением так называемой регенерации утраченной архитектурно-градостроительной среды, — говорит Чижков. — На практике же мы видим снос вполне сохранившейся среды в виде двух конторских корпусов бывшей шелковой фабрики Жиро. Над одним из них работал известный архитектор Роман Клейна. На месте теперь уже утраченных силами застройщика объектов среды, планируется возвести чужеродный 7-этажный объем, агрессивно контрастирующий с окружением, и буквально нависающий над усадебным двором».

Действительно, проект, согласно описанию в акте историко-культурной экспертизы, проведенной Департаментом культурного наследия при выдаче разрешения на строительство, подразумевает «сохранение части стен и фундаментов строений» на территории бывшей шелковой фабрики.


Однако одно из строений уже снесено, а у второго поврежден фасад. И это только начало, ведь проект бизнес-центра «Рябушинский» подразумевает рытье котлована для строительства подземной парковки. По словам Чижкова, из-за этого возможно проседание грунта и нарушение оттока грунтовых вод, что может нанести серьезный ущерб находящейся напротив стройки усадьбе Толстого.

По словам заведующего усадебным отделом Музея Толстого Дмитрия Литвинова, в доме из-за строительства уже появились трещины. «Образовались они после того, как экскаватором стали сносить соседние здания, — говорит Литвинов. — Дом трясло вместе с находившимися внутри сотрудниками, и после этого пошли трещины. Они на стенах внутри и на потолке».

Завотделом усадьбы списывался с застройщиком, но результата это не дало: «На все претензии он твердит, что все по закону. Трещины его не интересуют (продемонстрировать их фотографии он отказался — прим. ред.). Его интересуют только большие деньги».

Сотрудники музея обращались в прокуратуру и в Мосгорнаследие. В их заявлениях речь шла о потенциально вредном строительстве в непосредственной близости от охранной зоны, о том, что с музеем это не было согласовано, и что тот уже несет убытки.

После этого 20 июля в усадьбу приходили сотрудники межрайонной прокуратуры Москвы, которые зафиксировали ущерб.

«Непонятно, как в 20 метрах от памятника культуры можно возводить семиэтажное здание с парковкой, уходящей на пять метров в землю. Не говоря уже о том, что сотрудники музея, конечно, обеспокоены и внешним видом строящегося здания, который совершенно не вписывается в историческую застройку района Хамовники. Такое уродство в историческом центре Москвы! Удивительно, как такое могло пройти согласование. Хотите построить подобное здание — пожалуйста, стройте на окраине, но не в центре напротив дома Льва Толстого. Страшно от того, насколько люди перестали чувствовать свою страну и свою культуру», — негодует Литвинов.


Получить комментарий от профильных столичных служб и застройщика к моменту публикации не удалось. Проигнорировал вопросы МОХ и основатель бюро Kleinewelt Architekten Николай Переслегин. Тем временем депутат Мосгордумы от ЦАО Сергей Митрохин обратился к потомкам Льва Толстого за помощью в остановке строительства. 

Среди тех, к кому адресована просьба Митрохина, был и известный телеведущий, заместитель председателя Государственной думы Петр Толстой.

Возможно, именно из-за этого проблемы усадьбы Толстого недавно обсуждались на совещании в администрации президента, участие в котором принимал гендиректор музея Сергей Архангелов, рассказывает Дмитрий Литвинов. Да и страничка объекта на сайте Kleinewelt Architekten теперь почему-то недоступна.

автор: Артем Александров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *