Игра в бульдозер. В Хамовниках сносят дом с уникальным портретом Германа Гессе на фасаде

На Саввинской набережной неподалеку от Новодевичьего монастыря стоит нежилой двухэтажный дом, обтянутый строительной сеткой. Из-под нее на прохожих грустно смотрит писатель Герман Гессе. Его портрет в своей неповторимой технике выполнил знаменитый португальский художник Vhils. Здание начала ХХ века будут сносить, а значит произведение мировой звезды стрит-арта погибнет вместе с ним. Олеся Остапчук выяснила, что охранять современное уличное искусство в Москве никто не заинтересован.

Портрет великого немецкого писателя Германа Гессе португальский художник Александр Фарто (более известный как Vhils) изобразил на здании бывшего общежития фабрики «Московский шелк» еще в 2008 году. Но с городской властью свое творение не согласовал, и его произведение завесили сеткой.

При новом главе Департамента культуры Москвы Сергее Капкове в городе многое изменилось — вот и с Германа Гессе сетку сняли. В 2013 году работу Vhils включили в граффити-программу городского фестиваля «Лучший город земли». Трехмесячный фестиваль фактически легализовал в Москве стрит-арт — на зданиях тогда появилось множество интересных картин.

Александр Фарто. Фото журнала GQ

Фарто, родившийся в промышленном пригороде Лиссабона, с детства наблюдал за преобразованием городской среды. И в итоге придумал, как сделать процесс разрушения созидательным — так, самые эффектные его произведения сделаны с помощью взрывчатки. Работы Александра Фарто сегодня можно увидеть в более чем 30 странах, его персональные выставки проходили в Лондоне, Париже, Гонконге, Лос-Анджелесе, Китае и Бразилии.

На самом деле портрет Гессе авторства Vhils не похож на классическое граффити — портрет создавался с помощью набора строительных инструментов. Художник как бы «разрыл» верхний слой строения: вырезал на нем линии, сверлил и выдалбливал контуры молотком. Уже потом Фарто нанес неяркие краски: кирпичную, белую и бежевую.

Свое ноу-хау — технику барельефной резьбы («царапание по поверхности») — Vhils представил в 2007 году на выставке в Лиссабоне. Довольно быстро ее признали «одним из самых убедительных подходов к созданию стрит-арта» в предыдущем десятилетии, говорится на сайте самого Фарто.

Художник, куратор проектов в области современного искусства и преподаватель Школы дизайна НИУ ВШЭ Арсений Сергеев считает портрет Гессе одной из лучших работ Vhils. «Жаль, что ее уничтожают, да еще и вместе с домом, который и сам по нынешним временам представляет ценность, ведь такая архитектура несет в себе дух старой Москвы», — считает он.

Бывшее общежитие «Мосшелка» по адресу Саввинская Набережная, 27 сейчас пустует, последних жителей недавно расселили. Судя по градостроительному плану земельного участка (ГПЗУ) на его месте построят 25-метровую гостиницу с подземной стоянкой. По инвестиционному договору ФГУП “Дирекция инвестиционных программ Минимущества России” с ООО «Инвест Менеджмент Групп» проект должен быть реализован до 30 марта 2021 года. В «Инвест Менеджмент Групп» о своих планах пока не рассказывают, в департамент градостроительной политики проектной документации пока не поступало.

Общежитие было построено в 1907 году, и на данный момент, утверждают в управе района Хамовники, его износ составляет более 70%. «Здание объектом культурного наследия, выявленным объектом культурного наследия либо исторически ценным объектом не является«, — говорится в ответе департамента градостроительной политики Москвы на запрос совета депутатов района Хамовники.

Жительница соседнего с бывшим общежитием дома Ирина слышала о возможном сносе. По ее словам, еще после чемпионата мира в здании жили люди, но потом их выселили. «Сейчас в доме никто не живет, по крайней мере, я не вижу горящих окон. — объясняет Ирина, — Перед ЧМ дом завесили строительной сеткой, чтобы дом якобы не уродовал облик города».

По мнению муниципального депутата из Хамовников Асии Тихоновой, снос здания и постройка на его месте отеля негативно повлияет на окружающую городскую среду. «Изменяется исторический облик Хамовников, повреждается окружающая застройка – в домах появляются трещины, проседает фундамент, поскольку должных геологических исследований застройщики не делают, а Хамовники окружены рекой и грунты очень подвижные. Сейчас на Саввинской набережной и так идут две масштабные стройки», — говорит она.

По словам Тихоновой, многие апарт-отели в Хамовниках стоят пустые, «с темными окнами по вечерам», как и два практически незаселенных дома с двух сторон от Хамовнического суда. «Из-за этого части района начинают мертветь, жизнь из них уходит с появлением таких зданий», — считает депутат.

оборотная сторона бывшего общежития «Мосшелка»

Если движение «Архнадзор» защищает только экс-общежитие «Мосшелка» (по мнению активиста Дмитрия Чижова, своим граффити Фарто нанес ущерб историческому облику здания), то Тихонова хочет спасти и портрет писателя: «Это произведение искусства. К тому же для меня очень важно и наследие Гессе, ведь в юности я все его художественные книги читала-перечитывала, а также эпистолярное наследие, и даже книга его рисунков у меня есть».

Начальник управления музейно-туристского развития в ГАУК «Мосгортур» Иван Гринько также считает, что такие граффити «имеют большую ценность для создания уникальной городской среды».

К сожалению, нынешняя власть в Москве не видит в стрит-арте особой ценности. В управе Хамовников сообщили, что работа португальского художника «не является объектом охраны». Как рассказали в Минкульте, никаких механизмов для спасения подобных произведений искусства сейчас не существует.

Гринько подтверждает, что граффити сегодня никак не защищены, поскольку «далеко не всегда воспринимаются локальным и профессиональным сообществом как объекты наследия». «Они либо исчезают вместе с объектами, либо закрашиваются, либо просто разрушаются. Классический кейс – исчезновение советской мозаики в Перми, Нижнем, Иваново», — добавляет московский чиновник.

граффити Gualicho в Большом Сухаревском переулке (закрашено)

После того, как Капков в 2015 году ушел с поста главы департамента культуры, граффити, оставшиеся от фестиваля «Лучший город земли», начали уничтожать (по договору департамента с подрядчиком произведения искусства обещали охранять только год). При этом в Москве все больше и больше становится разнообразных, в основном низкопробных, граффити на патриотическую тематику.

Впрочем, сам Vhils едва ли будет долго переживать из-за сноса здания с Германом Гессе. “Конечно, не всем художникам понравилось бы, что их работу уничтожают, поэтому они создают мраморные скульптуры и картины маслом: хотят оставить что-то для вечности. А мне интереснее делать что-то эфемерное, эволюционирующее с годами”, — говорил он.

Художник Арсений Сергеев также считает, что «художники создают стрит-арт не для вечности, а для сегодняшнего дня», ведь граффити в России, как и в мире, «на нелегальном положении». Но он же сетует, что в Европе и США мудрые власти и некоторые сообщества горожан «все-таки стараются сохранять работы, которые вписались в городскую среду и стали достопримечательностями». В Москве, к сожалению, подход другой.

автор: Олеся Остапчук

Игра в бульдозер. В Хамовниках сносят дом с уникальным портретом Германа Гессе на фасаде: 3 комментария

  1. Вот Гессе и высветил самую главную проблему Хамовников. В Хамовниках есть муниципалитет, но нет муниципальных учреждений культуры. А ведь все легко изменить к лучшему. Вот например в двух переулках от муниципалитета расположен Музей Бурганова, а сам Бурганов является почетным жителем Хамовников. Сейчас этот музей в ведении Департамента культуры города Москвы. Но ничто не мешает муниципальным депутатам обратиться в Правительство Москвы с предложением передать этот музей в муниципальную собственность в ведение администрации Главы муниципального округа. И тогда на одной из стен этого музея можно было бы повторить портрет Германа Гессе и написать крупными буквами его слова: «Истинное призвание каждого состоит только в одном – прийти к самому себе»( Г. Гессе «Демиан»).
    Да и самому Совету депутатов, чтобы его не считали подразделением управы, давно пора перебраться в новые стены.
    A wall is a very big weapon. It’s one of the nastiest things you can hit someone with.
    Banksy.
    («Стена — это очень большое оружие. Это одна из самых опасных вещей, которой вы можете кого-то задеть». Бэ́нкси (англ.) — псевдоним английского андерграундного художника граффити и активиста, чья личность не установлена).

  2. Из Хамовников стремительно вымывается ценная историческая память, буквально за пару лет На Зубовской площади снесены/пострадали в пожаре/реконструированы несколько исторических зданий, безусловно представляющих ценностей. Ставлю в один ряд, так как все это ведет к утрате самого главного — Подлинности. Богатство города состоит в разнообразии его исторической памяти. Очень грустно наблюдать, как она уничтожается.

Добавить комментарий для софья Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *