«Какой кошмар, сказал Стивен Кинг и выключил новости». Как в карантин работают театры, музеи и библиотеки Хамовников

С середины марта в Хамовниках, как и по всей Москве, закрыты все музеи, театры, библиотеки, концертные залы и другие культурные учреждения. Москвичи, которые стали проводить дома намного больше времени, чем раньше, переключились на онлайн-развлечения. Виктория Цуканова выяснила у руководителей находящихся в Хамовниках культурных центров, что они делают для того, чтобы о них не забыли в условиях эпидемии коронавируса. Центр документального кино, например, развивает свою онлайн-платформу, а директор МАММ Ольга Свиблова уверена, что карантин — это «возможность встретиться с главным чудом, самим собой».


Ольга Свиблова, директор Мультимедиа Арт Музея

Ольга Свиблова. Фото: Artguide

То, что эпидемия придет в нашу страну, было ясно в феврале. Уже тогда, еще до всех приказов, мы первыми из музеев Москвы обратились в Департамент культуры [мэрии Москвы] с просьбой нас закрыть.

Было понятно, что мы будем работать онлайн, потому что искусство будет развиваться там, куда уйдет вся коммуникация, а коммуникация ушла в интернет. 

В 2021 году музею исполнится двадцать пять лет, и к этому юбилею мы готовим фестиваль искусства. На фестивале мы покажем, как искусство живет, создается в интернете, и много будет сказано о народном творчестве, которое нужно поддерживать. Надо понимать, что народное творчество сегодня — это не только продолжение канонов и традиций, не только палехские шкатулки.

Это то, что сегодня отправляют в YouTube каналы, где видео гораздо интереснее тех, что представлены в крупнейших музеях мира. Фотографии гениальнее бывают в Instagram, и пользователей бояться не стоит.

Сейчас, когда все на карантине, мы говорим: «Ребят, давайте сейчас все будут художниками, потому что творить может каждый». Ведь все, что мы показываем в музее, — не для того, чтобы люди знали особенности художественной композиции, лессировки или цветовой гаммы.

Общаясь с искусством, мы понимаем, что наша жизнь — это и есть произведение искусства, над которым каждый из нас работает лично, за него мы в ответе. Мы должны быть свободными, творческими: творить на кухне, в огороде, рядом с детьми.

Мультимедиа Арт Музей. Фото: mamm-mdf.ru

Прекрасные выставки, только-только открывшиеся в рамках биеннале «История русской фотографии», мы закрыли. Однако познакомиться с историей, снятой на камеру, должен каждый. Если мы не знаем истории, то не понимаем, где мы сегодня и точно не можем строить планов на будущее. Чтобы их строить, вместо паники должно прийти творчество. Это и есть жизнетворчество. 

Великий Родченко, классик русской фотографии, автодидакт, чьи работы есть во всех крупнейших музеях мира, создавал свои шедевры — портреты матери, жены, Маяковского, Осипа Брика — за столом в своей квартире. То, как он увидел пожарную лестницу из окна своей квартиры, стало революцией, изменило мир фотографии.

Вот эту революцию взгляда, революцию искусства Родченко делал, не выходя из дома, поэтому наше время дома сейчас — не трагедия, а очень важный опыт.

Если мы посмотрим выставки гениального [Александра] Слюсарева, чьи работы в лучших музеях мира, что мы увидим? Чашечку, две ложки чайные, сахарницу, на которую упал лучик света.

Фотография Слюсарева. Фото: http://www.sliussarev.ru/

Свое творчество можно присылать нам в интерактивном режиме. Чтобы рисовать, строить, клеить, нужны только простые бытовые объекты. В искусстве нет материала специального, и можно творить в одиночку, а можно всей семьей. Когда семья творит вместе она становится той маленькой, но самой крепкой крепостью, которая нам всем нужна.

Неприятные вещи возникают от безделья. Мысль, что надо пересекать океаны, это прекрасно, но от себя не убежишь, и этот карантин — возможность встретиться с главным чудом, самим собой.

Ну а мы, конечно, выкладываем концерты в сети, готовим полную афишу, но работать с новыми онлайн-проектами сложнее, чем со старыми офлайн-выставками. Около шестидесяти проектов мы делаем в Москве и около сорока в регионах и за рубежом.

Когда мы делаем онлайн-проект, это требует других навыков, других специалистов. Надо показать выставку так, чтобы люди ощутили себя на ней, глядя на экран телефона, айпада или компьютера, а это гораздо сложнее. Над этим мы работаем, и будем постепенно будем выкладывать лекции великих международных звезд и наших замечательных художников. 


Федор Сухов, художественный руководитель и главный режиссер Театра «На набережной»

Федор Сухов. Фото: Kino-teatr.ru

У нас все как обычно, мы же государственное учреждение. Мы запустили «Театр дома» — онлайн-проект для детей, для семей, а все остальное до конца апреля прекращено. 

Нет, это не онлайн-театр, это будет что-то другое, ведь театр — это личное присутствие зрителей в пространстве спектакля, а если этого нет, то нужно придумать другое слово. Какое слово, не знаю, можно объявить конкурс. 

В нашем проекте мы даем уроки как актеры, режиссеры театра, чтобы дети могли вместе с родителями устраивать домашний театр. Мы делимся опытом, а они устраивают спектакль для самих себя. Знаете, раньше были дачные, семейные театры? Это все — домашний театр, который был и в XIX веке, вспомните хотя бы Станиславского. Мы же просто делимся опытом.

Мы не делаем представление, мы им даем силы, навыки, какими владеем, и делают это молодые студенты, молодые педагоги, актеры. Инициатива как раз исходила от молодых коллег, и в это дело я решил не вмешиваться. 

Фото: nabereg.ru

Я сорок лет этим театром занимаюсь, и я уже поднадоел наверное всем.  Молодежь она же по запаху определяет стариков. Вы знаете, что Лорка переходил на другую улицу, когда видел старика? Вот и я считаю, что старики должны переходить на другую сторону, и быть в осознанной, добровольной, и, я бы даже сказал, благородной изоляции от молодежи.


Мария Крупнова, директор по развитию Центра документального кино 

Мария Крупнова. Фото: http://cdkino.ru/

Мы оказались готовы к пандемии, наверное, немного лучше наших коллег, просто потому что в 2018 году стали развивать онлайн-кинотеатр Nonfiction.film, и довольно успешно.

Среди кинотеатров Москвы мы стали первыми, кто принял решение о закрытии, это было 14 марта, и большой поток наших зрителей сразу же перешел на онлайн-платформу.

У некоторых зрителей уже была подписка, кто-то начал более активно ею пользоваться, кто-то впервые ее оформил. В самом начале карантина мы предложили расширенный (на 30 дней вместо 10) пробный период подписки по промокоду SYSOEVFM. Тогда к нам пришло очень много новых зрителей, и, судя по конверсии, они с нами остались, отзывы пишут хорошие. Вся наша команда работает онлайн, у нас стало еще больше работы.

Сегодня мы как никогда стараемся разнообразить онлайн-контент, хоть и до этого в ротации было не менее четырехсот пятидесяти документальных и артхаусных фильмов. Сейчас их более пятисот. Каждую неделю мы стараемся добавлять новые фильмы, договариваемся с правообладателями, просим поскорее отдать свой фильм нам.

Переживаний, что произойдет перекос интереса в сторону онлайн-кинотеатров, у нас нет по двум причинам. Во-первых, онлайн-кинотеатр развивается, чего мы всегда хотели, а, во-вторых, помните, как говорили в фильме «Москва слезам не верит»: «Ничего не будет. Ни кино, ни театра, ни книг, ни газет – одно сплошное телевидение».

Фото: The-Village

Так вот, конечно же, все будет, кинотеатры обязательно откроются, и уже сейчас понятно, как люди по ним соскучились. Мне кажется, этот эффект накопленного желания отразится на посещаемости в июне или тогда, когда Центр документального кино распахнет свои двери.

В топ-5 самых просматриваемых фильмов у нас сейчас: «Русские грузины» Леонида Парфенова — он и познавательный, и развлекательный одновременно; «Анна Франк. Параллельные истории» — фильм о самой знаменитой еврейской девочке в мире; «Холстон» — это наш модный эксклюзив, документальный фильм о жизни выдающегося дизайнера Роя Холстона, который покорил Америку, соединив от кутюр и масс-маркет; «Они тоже мечтали. Истории дагестанских женщин» — фильм русского режиссера Александра Федорова о жизни женщин в тех местах, где мы не были и многие из нас вряд ли окажутся, а закрывает список «Сорокин Трип» —ода русскому писателю Владимиру Сорокину. Мы выложили его в ноябре прошлого года, и до сих пор он остается в топе.

Сейчас мы обсуждаем несколько фильмов, которые можно будет увидеть только на нашей платформе. Пока раскрыть все карты не могу, но один из них снят немецким режиссером в 2005 году, никто в России скорее всего его не видел, это фильм-участник фестивалей, с отличным провенансом. Каждую неделю ждите какую-то новинку.

Документальное кино сейчас, наверное, интереснее, чем игровое. Смотреть, как реально живут другие люди, кажется, самое время. Ведь лозунг Nonfiction.film — «Real people. Real stories». Как и всегда, у нас только одна политика: кино должно быть хорошим, качественным. Все люди изолированы по-разному, а вот кино должно быть одинаково классным.


Сергей Куприянов, директор Библиотеки имени Волошина

Сергей Куприянов. Фото: «Большой город»

У нас все просто. Мы дали возможность читателям продлить книги до тридцать первого мая, закрылись на карантин и вещаем из студий, которые организовали в Москве. 

Перейти на онлайн формат на постоянной основе было бы можно, но львиная доля наших читателей — это пожилые люди, которые не привыкли читать с монитора. Электронные книги им не подходят, и при переходе на онлайн мы этих людей потеряем.

Кроме того, переход на цифровой формат — это вопрос авторских прав.  Авторские права в России достаточно жестко зарегулированы, есть некоторое количество законодательных ограничений, которые не позволят массово тиражировать литературу, которая предоставляется издательствами в рамках обязательного электронного экземпляра.

Многое из того, что есть у нас – очень специфичная литература малых издательств, которые не всегда соблюдают закон об обязательном электронном экземпляре. Специализированной, восточной литературы вообще не будет в цифре. В любом случае, издательства захотят получать свою денежку, и бесплатно это возможно при условии, что государство или другие структуры начнут спонсировать выкуп электронных экземпляров книг.

Если ситуация затянется, а вопрос не будет решен, библиотеки, в том виде, в каком они есть, мы потеряем. Не факт, что после они вновь окажутся востребованными. 

Сегодня библиотеки находятся в эксклюзивной нише, нише предоставления бесплатных материалов всем желающим, такая социальная функция государства. Еще библиотеки — это места встреч. Мы должны понимать, что люди приходят не только за книгой. Достаточно много наших граждан живут в стесненных условиях, и у каждого возникает потребность в своем угле. Сегодняшняя проблема серьезно обостряет социальные конфликты, и мы видим, что в Китае, по статистическим данным, после двух месяцев карантина возросло количество разводов. 

Пенсионеры сейчас спрятались дома, звонят, спрашивают можно ли организовать доставку книг, но Министерство культуры не очень радуется подобным предложениям, ведь курьеры ходят по улице и велик риск заражения. 

Фото: domvoloshina.ru

Что же до наших мультимедийных проектов, то, во-первых, у нас имеется огромнейший видеоархив, и запрос на эти лекции есть. Сейчас мы выпустили большой цикл лекций по истории чумы и изменившемуся после нее миру. На первой лекции было больше семисот подключений, на второй около тысячи, а на курсе по археологии в Египте — более полутора тысяч. 

Те лекции, которые мы сейчас выпускаем, позволяют отключиться от серьезной действительности. Знаете, есть такая фраза: «Ужас, сказал Стивен Кинг, и выключил новости».

Мы стараемся народ отвлекать от просмотра новостей, и что-то получается делать бесплатно, что-то нет. Читать лекции должен специалист, готовый подготовить двухчасовой материал, а этот специалист стоит денег. Мы стараемся за счет платных историй вытягивать бесплатный контент, ищем некий баланс, который позволит не уходить в ноль и делать продукт хорошего качества.


Анна Трапкова, генеральный директор Музея Москвы

Анна Трапкова. Фото: https://www.buro247.ru/

Музей Москвы перешел на онлайн-платформу достаточно быстро. Самым важным после закрытия было не оставить нашу постоянную аудиторию без внимания. Чтобы дать тем, кто пребывает в самоизоляции, возможность общения, мы запустили несколько проектов. В первом цикле лекций «Как меняется городская жизнь» мы беседуем с экспертами о том, как городская экономика и поведение человека меняются в условиях кризиса, и какие последствия карантина мы увидим в городской среде, общественных пространствах. 

Второй цикл бесед, который мы запустили чуть позже, называется «Мы сегодня дома». Он посвящен психологическому здоровью.

По социальным сетям наших посетителей, по обращениям, мы наблюдаем как некомфортно они себя чувствуют, запертые в четырех стенах, и особенно хочется поддержать молодые семьи, на плечи которых свалилось очень многое.

Кроме того, на первой неделе карантина мы открыли онлайн-выставку, посвященную Остоженке, ее преобразованиям в 90-х годах. Выставка сопровождается программой дискуссий и лекций, которые будут интересны всем, кто интересуется вопросами урбанистики и архитектуры. Детский центр продолжает свою работу, и дети, которые сидят на карантине, занимаются в нашей театральной, художественной студиях онлайн. Расписание детского центра загружено полностью. 

Мне кажется, в нашей ситуации, ключевое свойство любой институции или каждого человека в отдельности, — это гибкость. Как долго будут продолжаться такие условия сказать никто не может, но мы готовы гибко реагировать.

Конечно, культурная коммуникация не может исчерпываться режимом онлайн, но даже в таких условиях у нас есть большой запас фантазий и энергии, чтобы продолжать нашу деятельность.

Сегодня наша команда в какой-то степени взяла на себя роль медиа-редакции. Музей всегда был общественным институтом, и в информационном буме, всегда так или иначе выполнял роль медиа. Сейчас мы похожи на редакцию тем, что будучи представлены исключительно в онлайн-пространстве, сосредоточены на производстве контента, который с помощью различных СМИ пытаемся донести до самых разных аудиторий.


Ирина Захарова, директор Театра музыки и поэзии Елены Камбуровой

Ирина Захрова. Фото: teakam.ru

Наш новый формат, главным образом, в том, что мы стали более активно размещать информацию на наших порталах. Например, артисты театра сделали проект «Музыка и поэзия с доставкой на дом«. Идея в том, что наша творческая группа создает посты для страниц Facebook или YouTube. Такой формат не всех устраивает, ведь наша зрительская аудитория достаточно возрастная, молодежи не так много, театр особой эстетики.

Все наши произведения мы опубликовать не можем в связи с проблемой авторских прав. В полной мере транслировать наш репертуар, как это сделал бы драматический театр, мы не можем.

Фото: teakam.ru

Но музыканты выходят в прямой эфир, поют и читают, чтобы не потерять зрителей, их внимание к театру. Мы стараемся быть как все, в соцсетях и интернете.

Сейчас Елена Антоновна Камбурова работает над новым спектаклем «Маленький принц», где выступит в главной роли. Получается, после столь долгой паузы мы откроемся премьерой. Это очень нас радует, нам есть чего ждать и ради чего набраться терпения. Спектакль будет необычным, и нам не терпится показать его всем жителям Хамовников.


Юрий Березкин, директор досугового центра «Форпост«

Юрий Березкин. Фото: https://xn--2018-43dat7ei2adw1j3a.xn--80adfe5b7a9ayd.xn--80adxhks/

Досуг, спорт, культурно-просветительские, образовательные проекты — все, чем мы занимаемся, прекращено, потому что вся наша деятельность была направлена на обмен опытом при живом общении. 

Наш рабочий коллектив, который работает официально, сейчас ушел за свой счет в неоплачиваемый отпуск, потому что доходов у нас нет, люди денег не получают. Наша главная задача на данный момент — сохранить контакты с учебными группами, и лидеры групп стараются это делать.

Досуговый клуб «Мастер-класс», в котором дети занимаются живописью, выступил с инициативой ко всем ИЗО-клубам сделать выставку, посвященную 75-летию Победы. Наши ребята уже пишут картины, прием заявок закончится 30 апреля. Не знаем, как сложатся события, может быть, выставка пройдет в интернете.

Есть еще один клуб, который называется «Бастион». В этом клубе медиа-группа подростков предложила руководителю, Короткову Владу, сделать выставку об истории одной фотографии. Каждый, кто хочет участвовать, должен был снять клип-рассказ о человеке, фотографию которого они представляют. Среди наших ребят есть много желающих, участвуют. 

Есть театральные коллективы, которые делают перфомансы, в них участвовали и  инвалиды, и ветераны, но сейчас они в группе риска, а в удаленном формате это такие проекты не делаются.

автор: Виктория Цуканова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *